администрация
Элуидесс |гл.администратор| vk
Кайден |администратор| vk

Наша группа

Проголосовать в ТОПе:

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Древние короли с ужасом взирают с небес на то, что ныне вершится на земле. Мир, выстраданный ими, заработанный их кровью и смертями, вновь замер на пороге войны. Тёмные жаждут, чтобы он лежал в руинах, и герой, который отважится воспротивиться их воле, должен быть готов до последнего вздоха защищать то, что некогда было сотворено его великими предками.

нужные персонажи
Альтеон ЭвергрейМэлиана ЭвергрейАстерион Дортейн
Ранлейв ХольцгофЭриндейл ал АльтарСинуэль Легранд
БальтазарДаэлиан МорнеаВинсент де Майрон


Ривелейн

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ривелейн » Летопись событий » memories


memories

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://funkyimg.com/i/2xtMz.gif http://funkyimg.com/i/2xtLZ.gif

1 марта, 701 год | Приглашение на бал.

Я была приглашена на бал Ариесом Вильборгом, чей знакомый по имени Арчибальд проводил сие мероприятие в своем поместье. Несмотря на то, что я никогда не являлась любительницей таких празднеств, в тот вечер у меня на душе стало тепло. Ведь всегда здорово спустя долгое время встретить своего давнего друга и узнать наконец, как у него дела.

13 февраля, 701 год | Как Лев встретил Драконицу.

Мне поручено обеспечить безопасность Дориана Росса, сына столичного герцога. Изначально что-то мне подсказывало, что мы поладим. Но кто знает, чем обернется наше знакомство.

____________________________________________________
Я бы умер. Без достоинства и чести,
Захлебнувшись в луже собственной крови,
Без притворства, лжи и сладкой лести,
Без стремлений, без желаний, без любви.

Отредактировано Adeliss Reinhard (2018-07-14 19:39:47)

+4

2

687 год, май ~

— Мисс Рейнхард, ну так же нельзя! — кудахтала служанка, тщетно пытаясь изловить несносную девчонку. — Запрещено снимать украшения со стен!

«Тоже мне, украшение!» — возмущенно запротестовала в мыслях маленькая эльфийка, сжимая в руке красивый серебряный кинжал, украшенный искусной резьбой. Резво удирая от женщины по длинному коридору, светловолосая, похоже, и не думала беспокоиться о тишине: всякий раз, когда нога встречалась с полом, раздавался довольно громкий стук. И если бы не полоска темно-синего ковра, топот туфель, наверное, услышали бы в каждом уголке поместья семьи Рейнхард. «Она назвала это украшением!» — негодовала Лия, на бегу любуясь украденным из кабинета отца трофеем. И не столько она восхищалась тонкостью работы, сколько представляла себя в поединке, вооруженной этим острым кинжалом.

— Ваша матушка будет ругаться, если узнает, что вы снова безобразничаете, леди Эйларэль!

Девчонка, оглянувшись на пару мгновений и поглядев на запыхавшуюся упитанную женщину, фыркнула. Потом, завернув за угол, припустила вверх по лестнице, надеясь добежать до своих покоев раньше, чем попадется на глаза еще кому-нибудь. Оханья и причитания служанки было слышно даже здесь, и Астелия негодовала: вот зачем, зачем так оглушительно вопить? Еще громче, чем она топала по коридору! Ну точно ведь кто-то услышит! Не позволяя себе перевести дух и путаясь в собственном платье, эльфийка несколько раз чуть не споткнулась.

До чего глупая и бесполезная одежда! — Эйларэль хотелось топнуть ногой и состроить капризное личико, но она помнила, что расслабляться не следует.

Зал с полами из темно-зеленого мрамора всегда ей нравился. Высокие окна пропускали сюда столько света! Прозрачные шторы, словно сотканные из паутины, казалось, даже поблескивали, когда на них попадали солнечные лучи. Вдоль стен на невысоких постаментах красовались различные вазы: Сильвен Эйре обожала ручную роспись, и на сих произведениях искусства нашли отражения сюжеты из многих легенд. «А без этих ваз было бы куда лучше», — в который раз заметила Рейнхард, тоненько хмыкнув.
Зато гобелен напротив высоких окон она очень любила. Отец рассказывал ей, что на нем изображена великая война за независимость королевства Эстар. Воины, бросающиеся в битву, готовы сразить своих врагов. Когда Лия рассматривала эту картину, та перед ее глазами словно оживала: блеск стальных клинков, боевые кличи командиров, лязг пересеченных мечей, воинственные искры в глазах сражающихся. Вот и сейчас она остановилась, глядя на гобелен, и беззаботное лицо маленькой эльфийки приобретало серьезное, суровое выражение. Она нахмурила брови, глядя исподлобья на Тарионских врагов.
Взмахнув серебряным кинжалом, Эйларэль вытянула руку, словно направляя острие на своего врага. Изредка поглядывая на гобелен, светловолосая пыталась копировать движения изображенных на нем воинов. Выходило, разумеется, довольно забавно, если даже не смешно. Однако, Астелия с усердием продолжала вести свой поединок с воображаемым противником, периодически уворачиваясь от его ударов и нанося свои.

— Что это такое?!

Лисса испуганно вздрогнула, невольно попятившись назад и натолкнувшись на одну из дивных ваз. Предмет интерьера, покачнувшись, упал на мраморный пол и с грохотом разлетелся на осколки. Злое лицо матери не предвещало ничего хорошего. Эльфийку непременно ждал бы выговор за то, что она вновь притронулась к оружию, но теперь… После того, как любимый сосуд Сильвен упокоился с миром, так просто Астелии не отделаться. Грубо схватив дочь за руку, Эйре выдернула у нее кинжал, брезгливо поморщившись. Казалось, один вид оружия вызывал у женщины отвращение.

— Я же тебе сотню раз говорила: не смей прикасаться к подобным… вещам, — прошипела мать, прожигая взглядом Эйларэль. — Что скажет твой отец, когда узнает, что ты устроила здесь, — она взмахнула рукой, обводя ею зал, — и что украла его зубочистку.

Это не зубочистка, — промямлила Лия, совсем понурившись и сжавшись. Она боялась, когда на нее повышают голос. А сейчас Сильвен едва ли не кричала.

— Я уволю эту бестолковую служанку, — дернув дочь за руку и потащив за собой, процедила Эйре. — Ты же леди, Астелия, как ты не можешь уяснить простую вещь: дамы не должны таскаться с этой гадостью, для войн существуют мужчины.

«А мы чем хуже?» — хотелось сказать маленькой эльфийке. Ей было больно, но мать, очевидно, не желала этого замечать, а высвободить руку никак не получалось. Старая служанка, наконец показавшаяся в дверях, опять запричитала, но потом умолкла под гневным взглядом хозяйки дома. Девочка вздохнула, понимая, что ее няньку ожидает серьезный выговор. Она обернулась, посмотрев на нее, а потом отвела взгляд, потупившись. Сильвен продолжала свою тираду, но Эйларэль её уже не слушала. Чем чаще Эйре пыталась пристыдить Лию за то, что ее интерес к оружию превышал желание приобщаться к жизни благородной леди, тем сильнее светловолосая мечтала, чтобы все это навсегда изменилось.

http://funkyimg.com/i/2wYAz.png

Отредактировано Astelia Reinhard (2019-02-10 21:49:52)

+4

3

694 год, октябрь ~

Дождь, шумевший за окном - единственное, что слышно в полнейшей тишине. По ту сторону - кромешная темнота, неизвестность. Та же, что ожидает ее в недалеком будущем. Лия улавливала взглядом капельки воды, сбегавшие по стеклу и оставлявшие длинные дорожки. Чем дольше эльфийка лежала, глядя на окно, которое так и не удосужилась закрыть старой шторой, тем больше ей хотелось свернуться в клубочек, уткнуться носом в стену и никогда не выбираться из этой комнаты.
Куда делась вся решительность, сопутствовавшая в долгом пути и оставшаяся с нею даже во время испытания? Она прошла его, готова приступить к тренировкам, чтобы впоследствии стать частью Ордена.
Но почему она вдруг начала нервничать? Ведь, казалось бы, все самое сложное уже позади.
Рейнхард натянула покрывало до самого подбородка, продолжая смотреть на ливень. Стена из шумевших капель будто отражала состояние ее души: беспокойство, сомнения и необъяснимую грусть. Астелия подняла взгляд фиалковых глаз, казавшихся в темноте едва ли не черными, на потолок. Так далеко от дома, от семьи... От понимающего отца, готовившего ее ко всему, от матери, не сумевшей принять ее выбор. Злости на женщину девушка, к собственному изумлению, не испытывала. Светловолосая лишь с горечью вспоминала поступок Сильвен, результатом которого стало ее недопущение к службе в эльфийской армии. Теперь придется начать все заново, имея при себе лишь отцовское письмо, в котором были отражены всевозможные рекомендации. Но, наверное, не все так плохо.
Гораздо более печальным оказывалось то, что девушке первое время всегда было тяжело адаптироваться в новом обществе. Сейчас ей снова предстоит это сделать, и далеко не в привычном окружении эльфов. Люди способны на многое. И неизвестно, какие их качества предстанут перед Лией в скором времени. Светловолосая слегка мотнула головой, будто отгоняя невеселые мысли.
Нужно отдохнуть. Сейчас это важнее. Похоже, ей предстоит освоить не только уйму новых боевых приемов.

Доверию ведь можно научиться?

http://funkyimg.com/i/2xa6G.png

Отредактировано Astelia Reinhard (2019-02-10 21:50:26)

+4

4

695 год, ноябрь ~

http://funkyimg.com/i/2xtFa.gif http://funkyimg.com/i/2xtFc.gif

Первая битва разбила вдребезги все мои представления о сражениях. В них нет ничего героического. Ты просто делаешь то, что должен. А потом повторяешь это снова и снова.

Ей было так страшно.

Недавно она была убеждена: ее отваги достаточно, чтобы с честью встретить врага. Она была уверена, что ее рука, сжимающая клинок, не дрогнет. Сомнений в том, что она готова, не было.

Астелия гордилась. Гордилась тем, что ее взяли на эту битву. Поверили в ее силы. Ее надменный взгляд, обращенный на рядовых, которых не допустили к бою, бессовестно говорил: "Я удостоилась этого. А вы только услышите о моих победах." Девушка полагала, что принесет Ордену немалую пользу и величие. И теперь ей так совестно за эти пусть и несказанные слова.

В разгар сражения Рейнхард отдала бы все на свете, лишь бы не слышать этих криков. В какой-то момент она словно утратила способность видеть и перестала различать где друг, а где враг. Из легких будто вышибли воздух. Эльфийка чувствовала себя загнанным в угол зверем, обреченным на гибель.
Тела... Их было так много вокруг. Повсюду кровь. Она словно пропитала землю настолько, что уже не проникала в нее, а ручьями растекалась дальше, под ноги воинов.
Очередной взрыв, совсем рядом. Лия упала наземь, закрыв голову руками. Маги огня непрерывно обрушивали свою мощь на бойцов. Она готова была поклясться: убитых было больше, чем живых. В воздухе повисла пыль, которая, кажется, совсем нескоро осядет.
Девушка не могла пошевелиться. Ее товарищи... Они продолжают бороться. Кое-как приподнявшись, светловолосая осмотрелась, и перед глазами почему-то снова все поплыло.

Лангерд! — перевалившись через труп вражеского воина, Эйларэль свалилась прямиком в какую-то яму. Вероятно, образовавшуюся после атаки одного из магов.

Она попыталась привести его в чувство, отвешивая щедрые пощечины. В это мгновение Астелия просто отказывалась верить в происходящее и требовала от погибшего невозможное. В упор не видя остекленевших мутных глаз, поднятых к небу, девушка в бешенстве трясла парня за плечи.

Вставай, Лангерд! — стиснув зубы, прошипела Рейнхард. От собственного бессилия хотелось плакать. — Поднимай свою задницу, ты! — схватила за ворот, приподняла... Голова товарища безвольно откинулась назад, открывая глубокую рану на его шее.

Отпустив Лангерда, Лия припала к его груди, касаясь лицом холодного доспеха. По щекам текли слезы. Ей было так стыдно за себя. За себя прежнюю, за свою гордыню, за свои мысли. О какой воинской славе может идти речь, когда происходит все это? Земля рушится под ногами, погибают товарищи, и предсмертные крики... Эльфийка никогда не забудет их. Даже сейчас, спустя несколько лет, они звучат в ее голове.

Пошел прочь! — ворон с карканьем взвился в воздух, избегая встречи с рукой девушки, что в гневе отогнала его прочь от убитых.

Она должна быть смелой.
Сжав пальцами рукоять меча, Рейнхард медленно поднялась на ноги.

"Докажи, что они погибли не напрасно."

Отредактировано Astelia Reinhard (2019-02-10 21:50:59)

+5


Вы здесь » Ривелейн » Летопись событий » memories