администрация
Элуидесс |гл.администратор| vk
Кайден |администратор| vk

по любым вопросам также можно обратиться: rivelein.frpg@mail.ru

Наша группа

Проголосовать в ТОПе:

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Древние короли с ужасом взирают с небес на то, что ныне вершится на земле. Мир, выстраданный ими, заработанный их кровью и смертями, вновь замер на пороге войны. Тёмные жаждут, чтобы он лежал в руинах, и герой, который отважится воспротивиться их воле, должен быть готов до последнего вздоха защищать то, что некогда было сотворено его великими предками.

нужные персонажи
Альтеон ЭвергрейМэлиана ЭвергрейАстерион Дортейн
Ранлейв ХольцгофЭвериан РегиларСинуэль Легранд
БальтазарДаэлиан МорнеаВинсент де Майрон

Ривелейн

Объявление





ФОРУМ ЗАКРЫТ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ривелейн » Эстар » Капли засохшей крови на ветхом переплете


Капли засохшей крови на ветхом переплете

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Капли засохшей крови на ветхом переплете

http://mgnews.ru/image/normal/31568/The-Elder-Scrolls-5-Skyrim-1347881460549389.jpg
Место действия
Эстар, Вальзарес --> ... --> Тарион, Освурия и его окрестности
Время действия
Середина августа семьсот первого года
Погода
Переменная облачность, немного ветрено, возможны кратковременные дожди. Температура варьируется от двадцати трех до двадцати семи градусов по Цельсию днем и от пятнадцати до двадцати ночью.
Краткое содержание эпизода
Испокон веков использование темной магии запрещено и караелось смертной казнью, но едва ли это остановит тех, кто уже осмелился поставить на кон свою душу. Стоило по городам Эстара пробежать слуху о приблизительном местонахождении древнего фолианта, вышедшего из-под руки темного мага много веков назад, как орда последователей ту же кинулась на поиски. Коснулась эта новость и капитана Ордена Северных Ветров Далласа Блада. Он знал, что попади эта книга не в те руки, случится беда огромных масштабов, но, лишь опираясь на слухи, задействовать государственные ресурсы он не мог. Оставалось только искать исполнителей из вне.
Предупреждения
Насилие, сцены с детальным описанием убийств
Действующие лица
Ровена Иолл | Rovena Ioll, Изабель Моргенштерн | Isabelle Morgenstern

Отредактировано Rovena Ioll (2019-06-05 22:08:29)

+1

2

14.08.701

Очередной день подходил к концу. Между полупрозрачными перьями облаков в небе скользили последние лучи солнца, заливая голубой омут алыми красками. Зрелище это было необычайно восхитительным и, хоть и повторялось едва ли не каждый летний вечер, стоило того, чтобы любоваться им снова и снова. Ровена выскользнула из-за тяжелой двери своей хижины с чашкой травяного чая в руках и присела на грубо сколоченную лавку под самым окном. Лучи раскаленными острыми лезвиями скользили по ничем не прикрытой бледной коже и обжигали. Но жжение это было даже приятным, как символ спасения, как яркий свет, мучащий взор человека, что ранее часами блуждал по темным лабиринтам подземелья и только сейчас нашел выход. 

Шли третьи сутки ее пребывания в Вальзаресе, но отчего-то эта длительная остановка в черте одного и того же города теперь не казалось тюрьмой. Напротив, это была необходимая пауза, отдых для души, что теперь так льнула к этим темным силуэтам деревьев с золотым обрамлением и отражалась наслаждением в янтарях чуть прикрытых глаз. В такие моменты Ровена вспоминала деда. Быть может, он был таким же, как и она, уставал от беспрерывной войны и был рад время от времени скидывать с плеч тяжелые доспехи, превращаясь из грозного охотника и убийцу в добродушного лекаря. Девушка надеялась, что он прожил счастливую и полную приключений жизнь.  В какой-то мере она даже была рада тому страшному происшествию, что предоставило Фаусту возможность умереть, как он жил и остаться героем в глазах своих односельчан и, что не менее важно, в ее глазах.

Легкие льняные ткани, обрамляющие худощавое тело, развевались на ветру. Простая рубашка с небрежно закатанными рукавами, оголяющими исписанные голубоватыми венами и шрамами предплечья, брюки, плотно прилегающие к ногам — единственная одежда, которая девушке теперь по душе. Никакой грубой кожи и портупеи, чуть сковывающей движения. Ровена любила свою работу, любила свою жизнь, любила ей рисковать изо дня в день, но, как и любой другой человек, нуждалась в отпуске.

Багровые небеса с каждой секундой становились все ближе, темнее и будто бы гипнотизировали своей красотой, но даже утопая с сонной истоме взгляд оставался таким же острым и цепким, замечая мельчайшую деталь в поле зрения. На этот раз это была птица. Большой орел парил над самой крышей, кружась и постепенно снижаясь.

Умная птица, — проурчала девушка, снимая с лапы терпеливо ждущего команды чужого питомца свернутое в трубочку послание и мимолетно проводя двумя пальцами по его голове в опасной близости от мощного клюва. Ровена небрежно махнула рукой, и птица одним взмахом крыльев взмыла в воздух. Удивление от внезапно полученного письма смешивалось с любопытством, сводя к нулю раздражение от внезапно прерванного процесса релаксации. Содержание оказалось весьма интересным, немногословным и поэтому интригующим. Только место, время и печать, позволяющая безошибочно определить отправителя.

О, мой милый друг, неужто ты еще не забыл обо мне? — сминая бумагу, воскликнула Ровена довольно так громко, насколько ей позволял это сделать ее тихий, хриплый голос. Эмоция в этом возгласе была яркой, но в то же время непонятной, нечитаемой. То ли радость, ирония или откровенное снисхождение к человеку, уже в который раз прибегающий к ее помощи, когда сам разобраться с проблемой не в силах. Что ж, во всяком случае, он никогда не скупился на награду и каждая пролитая капля крови или потраченная минута выливалась в звон серебряников. — Что же ты хочешь получить от меня в этот раз? Тело, вещь или, может быть, информацию?

Впрочем, узнать это она могла только завтра в полдень. Не так уж и долго в обычных условиях, но невыносимо бесконечно для человека, пожираемого любопытством.

***

Час иск настал. Не смотря на тягучее желание узнать причину, по которой ее осмелились потревожить, Ровена не спешила. Она прогуливалась узеньким улочкам меж домами, замечая, как бедный район, утопающий в зловониях жизнедеятельности здешнего народа, сменяется более приличными, ухоженными домами и теперь уже удушливый сладкий запах цветов, растущих чуть ли не на каждом балконе с фигурными перегородками, издевается над чувствительным обонянием друида.

Сегодня ее пригласили посетить самый элитный трактир в городе, а может быть и всем Эстаре. Ровена никогда не была здесь прежде по причине того, что ей претила расточительность, а в этом заведении лишь бокал вина стоил, как неделя проживания в бедной, но уютной комнатке в любом другом месте. Она так же неторопливо прошла сквозь весь зал, самоуверенной улыбкой и гордо поднятой головой встречая взгляды богатых посетителей, что то и дело цеплялись за ее небогатую одежду и вплетенные в белокурые локоны бусины, что так приятно стучали над ухом. Первый, второй этаж, чистые коридоры и, наконец, дверь с цифрой двадцать пять.

Три кратких удара в дверь. Ей открыли почти сразу. Хозяин апартаментов встретил ее радушно, будто старого друга, а не очередного исполнителя своих прихотей. Тон его указывал на то, что он очень рад ее видеть, но Ровена читала в нем лишь ширму, за которой скрывалась большая проблема и острая необходимость в ее согласии решить ее. Этим человеком был пятидесятилетний капитан Ордена Северных Ветров, Даллас Блад. Впрочем, он был не так уж и плох, хоть и военнослужащий из него был не очень и к своим немалым годам дальше пометки «капитан» ему продвинуться не удалось. Немного высокомерия, чуть подпорченный ограниченной властью характер, но вполне осязаемая тень остатков юношеского энтузиазма к верной службе и беспокойства о судьбе своего королевства и людей, в нем живущих. Возможно чувство, которое Ровена испытывала к нему, даже можно назвать уважением.

Проходите, присаживайтесь, — он искренне улыбнулся, жестом указывая на обитое мягкой кожей кресло.  — Может, вина или чего-нибудь еще?

Девушка, не раздумывая, согласилась. Разговор продолжился лишь после того, как в ее руке оказался бокал с темной, красной жидкостью.

Итак, что же Вы от меня хотите, господин Блад?

Моя дорогая Ровена, что Вы знаете о темной магии?

Почти все, что о ней дозволено знать, сэр, а именно то, что она строжайше запрещена, а использующие ее приносят огромный вред себе и государству.

Верно, тогда Вы поймете мое беспокойство по поводу возникшей ситуации. До меня дошел весьма правдоподобный слух, что раскрылись координаты местонахождения одной очень старой книги, — на этом слове глаза Ровены блеснули предательской искрой интереса, страсти и желания владеть ею, хоть это и было запрещено. Впрочем, эта реакция была не осознанной, а скорее рефлекторной и свойственной большинству ценителей. — О, я знаю, как не безразличны Вам древние издания. Отчасти поэтому я Вас и позвал, хотя проблема сидит намного глубже. Как я и говорил, слух об этом фолианте разлетелся по голоду быстрее чумы и вероятнее всего множество «любителей» играть с законом и собственной судьбой бросились на поиски. Как думаете, что произойдет, если эта незаурядная вещица попадет в руки человека, способного ей воспользоваться и нанести непоправимый вред государству?

Он ей воспользуется и нанесет непоправимый вред государству, — эхом повторила девушка, как только поняла, что вопрос отнюдь не риторический и капитан действительно ждет от нее ответа, — но это если считать содержимое  книги опасным. Что Вы об этом знаете?

Самую малость. Некогда ее написал один темный маг, обладавший огромной мощью, поэтому и потерявший рассудок. Ходили легенды, что он описывал свои знания на кусках собственной кожи, а после сшил их и…

О, я слышала эту легенду, но она всегда казалась не на шутку приукрашенной и неправдоподобной. Впрочем, я понимаю, к чему Вы клоните. Вы хотите, чтобы я нашла книгу раньше всех остальных. Но почему Вы считаете, что ее до сих пор не нашли или вообще есть что искать. Артефакты из легенд обычно просто вымысел, почему же этот должен оказаться настоящим?

— У меня надежные источники. К тому же странные вещи на границе с Тарионом, их описание почти с точностью совпадает с тем, что рассказывала нам легенда. К сожалению или к счастью, координаты достаточно размыты, поэтому я могу предположить, что книгу до сих пор ее ищут.

Выходит там море безумных фанатиков, готовых уничтожить всех и вся на своем пути, рыщет в поисках книги, — многозначительно протянула Ровена, озвучив это не столько донести информацию до собеседника, сколько осознать факт самостоятельно. — Мне кажется или Вы хотите от меня избавиться?

О нет, конечно, нет. Я понимаю, что все, что я сейчас говорю где-то на грани с фантастикой, но именно поэтому я обращаюсь именно к Вам, а ни к кому-нибудь другому. Лишь у Вас, на мой взгляд, хватит безумия и фанатичной преданности своему делу, чтобы тягаться с, как Вы выразились, «фанатиками».

— Не к кому обратиться? У Вас гарнизоны солдат в непосредственной близости, сотни тысяч человек.  Среди них, вероятней всего, найдутся и безумцы.

Дело в том, что я не могу заниматься этим делом официально. Все мои доказательства основываются на пустых разговорах и выписках из городских легенд, а этого слишком мало, чтобы подключить к делу орден. Поймите, если случиться что-то непоправимое, то виноват буду я и только я, потому что знал, но пальцем не пошевелил, чтобы избежать беды, — он на пару мгновений замолчал, чтобы отдышаться, но взгляд Ровены не выражал ни капли заинтересованности. — Если дело в деньгах, я заплачу…

Не в деньгах, нисколько. Мне просто жаль будет положить свою жизнь на миф, если он таковым является, а если нет… Если нет, то Вы правы: это будет катастрофа, не иначе. Что ж, тут уже ничего не попишешь, — сказала она, будто в преддверии очевидного отказа. — Но я берусь за это дело, мне все же интересно, чем это закончится.

Отредактировано Rovena Ioll (2019-06-05 23:32:33)

+1

3

ㅤㅤㅤㅤНесмотря на палящее до плавящегося воздуха солнце, руки Изабель оставались холоднее айсберга в океане. Она все ещё путешествует по территориям весьма обширного королевства в надежде найти себя. Даже спустя столь огромного количества времени, девушка все никак не могла найти бы себе место, которое она могла бы называть "домом".  Линда всегда учила её искать плюсы во всем, так что Моргенштерн со сказочным энтузиазмом продолжала свой путь. Она никогда долго не задерживалась в одном месте, потому отыскать её было делом нелегким. На данный момент девушка находилась в окрестностях Вальзареса,  далее она намеревалась посетить Форестерн, но у Белль всегда срываются планы. ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
Девушка была одета в платье темно-коричневого цвета из атласной ткани, длинного, имеющего разрезы, которые  практически полностью обнажают ноги, участки кожи которых едва видны благодаря высоким кожаным ботфортам, также платье имеет длинный рукав с лацканом в виде волана. Воротник платья спущен на плечи, благодаря чего открывает шею и грудь. Грудь глубоко декольтирована, на ней же располагается шнуровка, на талии закреплён массивный ремень с серебряной пряжкой. Иззи нравилась такая одежда, ведь она симпатична и не сковывает движения.ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
У Изабель очень чуткий слух. Услышав шорох позади себя, волшебница оглянулась и очень быстро вынула кинжал из ножен. Пред ней появился мужчина среднего возраста, увидев девушку, он поднял руки как бы показывая, что он не намерен драться. Иззи подошла ближе, — Кто ты такой и почему шёл за мной? — промолвила черноволосая, но ответа долго ждать не пришлось, незнакомец тут же ответил, — Я пришёл по вашу душу по приказу капитана Ордена Северных Ветров Далласа Блада,  — Изабель знала его, как давнего друга семьи, временами он навещал семейство Моргенштернов, когда те ещё были в полном составе. В трудное время он помогал им, потому Иззи считала, что она обязана помочь ему во что бы то ни стало.ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
Человек Блада доверия ей не внушал, потому она была все ещё была готова вонзить ему кинжал в сердце, если тот только посмеет навредить ей, но она не подавала виду и сохраняла холодное спокойствие, которое запросто могло бы привести в ужас кого угодно. Такова была натура девушки, та сохраняла спокойствие даже в самые жуткие времена.
Место, в которое привели девушку, на первый взгляд казалось самым обычным трактиром, потому Морген немного успокоилась. Создавалась весьма благоприятная атмосфера, но не стоит забывать, что она не ради обеда сюда пришла. Иззи все также следовала за человеком Блада, как только они подошли к двери, мужчина коротко постучал в дверь. Дверь открыл сам капитан, Белль вошла в комнату и тут же обняла Блада, как старого друга.ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ

***

Иззи не знала, как стоит обращаться к нему, они не виделись долгие годы, но все-таки его она знала достаточно хорошо и долго, чтоб иметь право говорить с ним на "ты".  ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Сколько лет, сколько зим, капитан, — ухмыляясь, сказала девушка, — Но, полагаю, я здесь не для того, чтобы рассказывать о том, как у меня обстоят дела. Для чего же я тут?ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Верно подметила, Изабель. Дело, на самом деле, невероятно серьёзное, — заметив то, что капитан действительно нервничает, девушка поняла, что разговор предстоит долгий, — Насколько хорошо ты колдуешь?

Такого вопроса Изабель явно не ожидала. Линда учила её контролировать свою магию, защищаться с помощью магии, да и ей того было достаточно, пока та сама не стала интересоваться своим даром и не углубилась в изучение. Иззи много читала и занялась самообучением, но та никак не могла называть себя профессионалом, хотя казалось, что до идеала ей один шаг, был бы только учитель.

— Достаточно хорошо, чтоб искоренить угрозу. ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Изабель, я знаю тебя очень давно. Практически с момента твоего рождения. Полагаю, мы заслужили доверия по отношению к друг другу. Суть в том, что дело далеко неофициальное и я вовсе не должен браться за него, но есть риск, что слух окажется правдивым, потому могут пострадать невинные.. я не могу просто стоять в стороне и ничего не предпринимать. Не так давно меня проинформировали, что  раскрылись координаты местонахождения одной очень старой книги. Книга таит в себе чёрную магию,  — трудно было сдерживать удивление, девушку охватил немой шок и она лишь продолжала слушать, — Нам нужно отыскать её раньше, чем какой-нибудь «любитель». ㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
У Изабель магия только по отцовской линии, мать же— простая смертная, что не закрывает ей дорогу в мир магии, но очень сужает круг возможностей. К счастью, Иззи никогда не пасует перед сложностями и с боем добивается того, что принадлежит ей по праву. Но сейчас она чувствует, как страх быть отвергнутой настигает с новой силой, будто она резко вернулась в детство, где все только и говорили, что ей не место в мире магии. Поначалу даже Линда не хотела обучать её магии, но куда деваться, если тайна уже раскрыта? ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ

Капитан все еще продолжал свой рассказ, а Изабель мысленно уже была согласна на эту миссию, — Я бы очень хотел отправить тебя на эту миссию. Ты должна понимать, это очень опасно, я знаю, что ты сейчас в разъездах, но все же ты не так хорошо знаешь местность, потому тебе нужна напарница, — Изабель удивленно приподняла бровь вверх, — Не волнуйся, за миссию ты получишь не меньше, чем она! — тут Иззи улыбнулась и посмеялась, ведь это был первый раз за разговор, когда она подумала об оплате её труда.
ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Я прекрасно поняла всё, Даллас. Да, я возьмусь за это дело.

— Отлично. Предлагаю тебе пока посидеть в этом заведении. Тебя позовут, когда придет твоя потенциальная напарница.
ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
***ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ

Выйдя из комнаты, девушка уселась за один из столиков таверны и принялась за трапезу. В детстве Белль всегда мечтала о приключениях и различных миссиях, это будоражило кровь, однако она с широкой улыбкой сидела в ожидании. Когда её позвали обратно, первое, на что обратила внимание Иззи, была белокурая девушка худощавого телосложения. В отличии от Моргенштерн, на лице у незнакомки не было задействовано ни одной мышцы лица, лишь серьезная ухмылка украшала её. Поняв, с кем имеет дело, Изабель тут же сделала более серьезное лицо и присела рядом, как бы ожидая продолжения подробностей и самого знакомства.

+2

4

Даллас кивнул и улыбнулся, но лицо его не выражало прежней теплоты, а во взгляде промелькнули хитрые искорки. Когда он повернулся к ней спиной и, громко сопя, принялся искать что-то в своем еще не разобранном чемодане, Ровена только начинала осознавать, как высока ставка и как дорого ей могут обойтись те неосторожно оброненные слова. «Мне интересно» — любопытство всегда было ее худшим пороком, причиной большинства логически необъяснимых действий и движущей силой не столь долгой жизни девушки. Оно же станет и тропой к неизбежной могиле, вот только когда… Как долго она сможет безнаказанно играть с судьбой?

Это будет кровавая война, безумная шахматная партия, где награда за победу ничтожно мала в сопоставлении с тем, что можно потерять, проиграв. Напряжение разливалось по телу, то резко сменяясь кипятком острой паники, то стремительно остывая до состояния абсолютного безразличия. Ровена вжалась в кресло и, прикрыв глаза, сделала несколько беззвучных вдохов-выдохов, пока собственная минутная слабость не показалась ей до безумия смешной. Бледные тонкие губы дрогнули, сломавшись в ироничной ухмылке.

На стол у ее ног упала свернутый вчетверо клочок выцветшей бумаги.

Координаты, я так понимаю?

Почти, хотя Вы были близки к истине. Это карта, детально описывающая окрестности северной границы и того участка за ней, где ориентировочно и спрятана книга, — Ровена тем временем осторожно развернула  фрагмент карты и, пробежавшись по нему глазами, вскинула брови.

А Вы, сэр, видимо не сочти важным упомянуть, что мне придется блуждать по просторам Тариона. Их ненависть к «нелюдям» негативно сказывается даже на пограничных деревушках, что уж говорить о судьбе забредшего на территорию друида. Это значительно уменьшаем мои и без того скромные шансы на успех.

Да, к сожалению, это действительно так, поэтому я вынужден сообщить Вам еще одну новость. Этим дело слишком сложное и опасное, поэтому бросать на него одного единственного человека сродни отнюдь не милосердной казни…

А я-то думаю, что же эта затея мне напоминает! — девушка не сдержала нескромного смешка, а приоткрытый рот говорил о том, что это лишь начало ее тирады, но капитан оборвал ее, не дав больше вымолвить ни звука.

Ваши шутки сейчас не уместны, Ровена, — строгость в голосе Далласа заставила ее замолчать, но не смыла с лица хищный оскал, незаслуженно именуемый улыбкой. Глухие агрессивные искры плясали в золотых омутах ее глаз. Девушка понимала, к чему он клонит, но радоваться этой «поблажке» не спешила. — На протяжении всего пути Вас будет сопровождать мой человек. Специфика дела подразумевает вмешательство мага.

Свои слова он сопроводил небрежным жестом рукой, который предназначался его человеку, что все это время тихо стоял в углу просторной комнаты и, казалось бы, даже слился с мебелью. Мужчина в ответ лишь кратко кивнул и вышел за дверь, а вернувшись обратно через пару-тройку минут, был уже не сам. За его спиной стояла темноволосая девушка среднего роста в необычной и, казалось бы, совершенно не практичной одежде. Она выглядела слишком юной для опытного мага, а признаков расы-долгожителя после краткого осмотра Ровена не заметила.

«Вы серьезно?» — хотела уже было сказать она, но осеклась, подняв руку в агрессивном жесте и плавно ее опустив на быльце кресла.

Это Изабель Моргенштерн, — мгновенно смягчившись, кивнул Блад в сторону новоприбывшей. — Она будет работать с Вами на протяжении нескольких следующих дней.

О да, очевидно, больше мы не протянем, — не смотря на всю горечь в сказанных словах, Ровене было невероятно смешно. Все это походила на нелепый спектакль, где от каждой новой сцены разило бредом пьяного писателя, а унылые декорации навевали лишь грусть и отвращение.

Отредактировано Rovena Ioll (2019-06-06 01:16:22)

0

5

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤСев рядом с напарницей, Изабель посмотрела в окно, потихоньку обдумывая дальнейшие действия. Миссия была откровенно опасной, потому её радовала мысль, что с ней будет кто-то ещё. Это была прекрасная возможность перенять опыт, которого действительно не хватало Иззи. Небо в маленькое заляпанное окошко кажется настолько тихим, словно море перед бурей, и совершенно безоблачным или, правильнее сказать, безжизненным. «Затишье перед бурей» — подумала она.
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
— Это Изабель Моргенштерн, она будет работать с Вами на протяжении нескольких следующих дней. Как только Даллас представил Изабель, она начала нервничать, потому что прочувствовала серьёзность сего дела. Иззи редко видела Далласа таким, ей никогда не доводилось видеть его работу, но теперь она чувствует ответственность. Не только за свою жизнь, но и за жизнь напарницы, за жизнь всех, кого может погубить содержание книги.ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
— О да, очевидно, больше мы не протянем, — любого другого человека, вероятнее всего, обидели бы эти слова, но только не Белль. Она всегда старалась трезво оценивать свои способности и понимала, что где-то она не так хороша, как другие. Светловолосая напарница вызывала ассоциации с хищным зверем, которому не составит труда истребить даже самый, казалось бы, недосягаемый раздражитель. «Как бы этим раздражителем не стала я» — промелькнуло в мыслях волшебницы, та знала, что порой её нескончаемый оптимизм вызывал у людей раздражение. В детстве ей нравилась подобная реакция, ей казалось забавным сие занятие, но сейчас не тот случай. Изабель же напоминала маленького беззащитного зверька, которого нужно было одаривать любовью, а не ненавидеть, и уж тем более не посылать на миссию чёрт знает куда. Однако, внешность всегда обманчива и она старалась не делать поспешные выводы.ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ Дорога в Тарион предстояла долгая, соответственно, им придется проводить много времени вместе, потому брюнетке хотелось создать хорошее впечатление и, быть может, даже подружиться с друидом. Для Изабель смерть становится жизнью, но никому об этом знать не нужно. Иззи каждую ночь видит смерть — в её голове фантомами всплывает та ночь, после которой ей пришлось кардинально менять свою жизнь. Временами она видит ещё одно тело, своё тело, мёртвое, на залитом кровью полу. И ей страшно, страшно не вернуться обратно, но риск стал частью жизни Моргенштерн, ей ничего не остается кроме того, чтобы просто делать всё возможное для того, чтобы риск был оправдан. Она знает, что уже скоро — от дыхания смерти на затылке бросает в дрожь, но она храбро встряхивается и непринужденно пытается продолжить диалог, —  Приятно познакомиться, меня зовут Изабель, потому что моей маме не разрешили назвать меня «Упс» — Та неловкой улыбкой пытается спасти ситуацию, но трюк не прокатывает. ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
— Ах да, и не стоит меня недооценивать в силу моего возраста и расы, — Иззи собралась с мыслями и стала говорить более серьёзно, — Я понимаю, вы ожидали увидеть кого-то иного, но и я тоже не промах. К тому же, я думаю, что мы явно не пропадем, у меня есть магия, а вы чудесный боец, как мне сказал Даллас. 

+3

6

Чем больше новых подробностей об этом деле узнавала Ровена, тем сильнее сомневалась в своих силах. Из сложного и интересного задания оно превратилось в едва ли выполнимое, смертельное. Лишь черт знает, что сейчас удерживает ее от смены своего решения. Гордость, мания величия и азарт, столь пьянящее, увлекающее чувство сродни сладкой, но слишком опасной зависимости. Его тонкие когти впиваются в шею, душат, тело сотрясает мелкая дрожь предвкушения столь маловероятной победы. Непреодолимая жажда игры разливается по венам. И она, как заядлый карточный игрок, выносящий из дома все: от золотых цепочек до кухонной утвари, делает ставку. Здравый смысл беснуется, словно дикий зверь в стальной клетке, и некоторые его слова даже достигают пункта назначения, вот только он нем, когда очередь доходит до столь простого слова «нет».

Приятно познакомиться, меня зовут Изабель, потому что моей маме не разрешили назвать меня «Упс», — девушка пыталась говорить непринужденно, шутить и, наверное, Ровена даже поверила бы ее тону, если бы не отчетливый дух напряжения. Раздражения от того, что помимо всего прочего придется пожертвовать зоной комфорта отъявленной одиночки, постепенно растворялось в воздухе, сменяясь щемящей жалостью. Столь унизительное чувство, как для объекта сожалений, так и для человека, что ее испытывает. Эта юная особа, наверное, даже не понимает, как ничтожно малы шансы на выживания в погоне за мифическим проклятым артефактом и как тяжело им придется в пути.

«Так зачем?» — вопрос застрял в горле, а Ровена лишь сильнее стиснула зубы, чтобы не задать его и, выслушав неубедительные аргументы, не начать отговаривать безумицу от столь изощренного самоубийства прямо здесь и сейчас, нисколько не стесняясь постороннего внимания. Но визуально она ничем себя не выдала, лишь кратко сглотнула, уставившись на напарницу взглядом, на пару мгновений потерявшим осмысленность.

Ровена показательно вскинула брови в ответ на нелепую шутку, но все же кивнула в знак приветствия. У нее еще будет возможность представиться,  сейчас не время для разговоров. С таким же ледяным терпением девушка проигнорировала и следующую речь Изабель. Она ждала момента, когда сможет покинуть общество всех этих странных, непонятных ей людей и побыть наедине со своими спутанными мыслями.

Есть еще что-то, о чем Вы, сэр, должны были мне сообщить, прежде чем требовали ответ? — Даллас отрицательно кивнул и, хотя это выглядело не слишком убедительно, другого ответа Ровена добиваться не стала.

Хорошо, — как-то грустно кивнув, она взяла со стола карту и, кратко попрощавшись с капитаном, жестом предложила потенциальной напарнице пойти за ней.

Вы пешая? — спросила Ровена, когда Изабель поравнялась с ней. — Если да, то до утра завтрашнего дня Вам стоит обзавестись конем. Путь не близкий и выдерживать темп, опираясь только на скорость собственной ходьбы, не представляется возможным. Я буду ждать Вас завтра на рассвете у северных врат столицы.

+1

7

Иззи не может знать наверняка, но все же ей казалось, что она не понравилась своей напарнице.  В прочем, времени исправить это у неё было предостаточно. Не смотря на некое беспокойство, внутренний голос девушки говорил, что все будет хорошо, не смотря на все сложности. Пожалуй, такое наивно-детское спокойствие помогало ей справляться со стрессовыми ситуациями, не взирая на насмешки окружающих.ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
— Вы пешая? Если да, то до утра завтрашнего дня Вам стоит обзавестись конем. Путь не близкий и выдерживать темп, опираясь только на скорость собственной ходьбы, не представляется возможным. Я буду ждать Вас завтра на рассвете у северных врат столицы.ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
Конь у девушки имелся, что намного упрощало ситуацию. «Ну тут мне повезло, при иных условиях на лошадь мне вовек не заработать, что уж тут за ночь..» — подумала она, но не осмелилась озвучить. Во время её пребывания в Вальзаресе девушка остановилась  у одной семьи, что приютила её на пару дней взамен на какую-либо помощь, а конь все еще находился там. Благо идти было недолго: утром Иззи направилась в лес в поисках ягод к завтраку, но планы резко изменились, когда человек Блада настиг её и она волшебным образом стала участницей этой смертельно опасной миссии.. веселая жизнь, тут ничего не скажешь.ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
— У меня есть конь, — лучезарно улыбаясь, ответила девушка уже без той тревоги в голосе, — Хорошо, я вас поняла. ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
***ㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤㅤㅤ
Утро вечера мудренее. Девушка пробудилась ещё до восхода солнца и уже практически полностью собрала свой скромный багаж: два кинжала, несколько комплектов сменной одежды, расческа, немного еды и фляга с водой. Моргенштерн выспалась и выглядела вдоволь отдохнувшей. Скоро начнет светать, потому она тут же направилась на место встречи, что назначила Ровена. До северных врат столицы дорога была недолгой, но Иззи все же выехала пораньше, дабы не заставлять напарницу ждать, на случай, если та уже там. ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ

Черный конь мчался быстро, хотя в торопливости не было нужды, Белль итак успевала. Прибыв на место назначения, волшебница слезла с коня и достала из сумки яблоко и кинжал. Разрезав яблоко на две равные части, одной частью она угостила коня, а другой наградила себя. В её голове стойко оставалась Ровена. Изабель надеялась, что её напарница не будет очень строга  и позволит ей втиснуться в доверие, потому что, как ей казалось, что в команде, где двое уважают друг друга и доверяют, шансы на выживание намного выше. Волшебница знала, что ей в любом случае придется довериться. Доверить свою жизнь..собственно, как и ей. ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
Стоило дверям таверны распахнуться перед друидом, как девушка подумала, что ей здесь не место. Она чувствовала это интуитивно, видела это в ее глазах, в которых ясно читалось  «Беги, глупая девчонка».  Иззи всегда была проста в общении и гуманна к окружающим, но были и те, кто стойко был уверен в том, что за тихим омутом черти водятся. Для других она — Изабель Моргенштерн, девушка, выгнавшая своего отца из дома. Девушка, которая убила незваных гостей на глазах у бабули. Для неё она с первой секунды стала сообщницей, хотела та того или нет, но за лукавой улыбкой алых губ скрывался крик: «Я этого не делала». Люди любят судить о том, чего не знают, чего не понимают, потому она не делала никаких выводов с первой встречи с Ровеной.

+3

8

Денек выдался откровенно странным. Трактир Ровена покидала озадаченной, с неприятно-скользкими, вьющимися мыслями о чем-то безнадежно утерянном. Они били по вискам и глухой головной болью голосили о неправильно принятом решении, однако полностью согласиться с собой же девушка не могла. И пусть это самое рискованное дело в ее практике, но создавалось впечатление, будто оно писано специально для нее. Со всеми его опасностями, безумными противниками и мифической целью, сошедшей со страниц страшной и отнюдь не детской книжки. Быть может, это что-то сродни проверки, столь ранее желанной возможности показать себя в апогее силы и смекалки. Что ж, вызов принят.

***

Сага о том, как Ровена коня покупала
Может быть пропущено, так как не несет с себе море полезной информации

Остаток дня Ровена решила провести, сосредоточившись на том, что имеет. А точнее чего не имеет. Ее немало порадовал тот факт, что у новоиспеченной напарницы не будет проблем со средством передвижения, но девушка на короткое мгновение забыла, что сама не может похвастаться тем же. Весь день, с полудня и до самого вечера, она провела в поиске коня, достаточно выносливого и быстрого. Посетив уже вторую столичную конюшню и не находя подходящего, Ровена вспоминала все подобные случаи и всерьез задумывалась о том, чтобы отступиться от принципов заядлого пешехода и обзавестись скакуном на постоянной основе. Она уже и сама не помнила, почему относилась к лошадям так категорично и в сумме с обилием заданий, где неспешная пешая прогулка — непозволительная роскошь, это было достаточным поводом.

Время близилось к вечеру, на что указывала блеклая оранжевая пелена, постепенно покрывающая безоблачную небесную гладь. Еще час-второй и Ровене уже не удастся ничего купить из-за позднего времени, поэтому конюшня в двух с половиной милях от ее жилища было последней надеждой.

Добрый вечер! — еще издалека завидев человека, занимающегося многочисленными питомцами, крикнула девушка, а когда он подошел поближе к изгороди, продолжила. — Здравствуйте, с кем я могу переговорить по поводу приобретения лошади?

Со мной, — он лучезарно улыбнулся. Это был парень лет двадцати пяти со смуглой кожей и вьющимися смолянистыми локонами, спадающими ему на лицо. Выглядел он уставшим, но довольным, как человек, наслаждающийся своей работой и отдающийся ей с головой, не жалея собственных сил. — Какого коня Вы хотели бы, миледи? У нас есть множество элитных скакунов, некоторые из них даже участвовали в скачках и занимали призовые места…

О, мне не к чему статусность и награды. Мне просто нужно быстрое и выносливое животное.

У нас есть и такие, — парень был немного удивлен, но быстро нашелся и указал в сторону большой конюшни, разводя руками и улыбаясь, словно владелец волшебного магазина, где есть все и даже больше. Кивком головы он пригласил Ровену следовать за ним и, войдя в просторное помещение, наполненное звуками лошадиного ржания, звоном подков и шумного фырканья, принялся показывать и рассказывать о своих питомцах.

Девушка молча слушала, пока очередь не дошла вороного жеребца с яблоками, густо рассыпанными по блестящей шкуре. Конюх в красках расписывал преимущества этой породы и особи в отдельности, ярко при этом жестикулируя. Ровена стояла чуть поодаль и внимала его словам, когда из-за довольно высокой перегородки высунулась массивная голова и носом ткнула ее где-то в районе виска. От неожиданности охотница пошатнулась и, возмущенно вскинув брови, глядела на нахала. Им оказался другой конь. В отличие от тех, кому конюх уделял внимание в своих рассказах, он был огромным. На игреневой шкуре светились белые пятна неправильной формы, а светлая грива была заплетена множеством кос разной длинны.

Что это? — раздражение сменилось интересом, и девушка протянула руку, чтобы коснуться носа животного. Жеребец не отстранился и не попытался укусить, а лишь довольно засопел.

А, это Галвин, — парень неловко пожал плечами, как бы извиняясь за неприятный инцидент. — Вы не сердитесь на него, он просто очень любит гостей. Я бы рассказал о нем больше, но, к сожалению, он не породистый.

Будто бы это важно. Расскажите, мне очень интересно.

Галвин оказался помесью нескольких видов и попал к ним случайно. Вопреки неплохим показателям, он оставался невостребованным посетителями столь элитной конюшни. Поддаваясь фатализму и хвалебным речам, слетающим с уст продавца, Ровена решила, что нашла то, что икала. Конюх уже в который раз удивился. За свою жизнь он повидал немало покупателей, но лишь малая часть из них не обращала внимания на столь важную характеристику, как чистота крови.

— Миледи, зачем Вам лошадь, коль это не большая тайна?

Я курьер, — недолго думая, ответила Ровена, предупреждая излишнюю пелену загадочности вокруг своей личности, это было излишним. — Много путешествую, но отчего-то о покупке собственного коня задумалась только сейчас.

Парень, немного утолив свое любопытство, больше ни о чем не спрашивал. Продав девушке коня и минимальную экипировку за немного завышенную цену, он попрощался с поздними посетителями и отправился заканчивать свою работу.

Домой Ровена возвращался пешком, но с поводьями в руках. По дороге Галвин несколько раз пытался попробовать на вкус бусины в ее волосах, но девушку это лишь забавило, вызывая теплую улыбку. Она одергивала его, чтобы не лишиться и без того немногочисленных волос, и продолжала пусть как ни в чем ни бывало. Вечер удался.


***

К сбору вещей Ровена отнеслась со всей ответственностью и щепетильностью. Тщательно подбирала набор лекарских трав и отваров, продумывала маршрут и точки привалов, натачивала лезвия клинков и наконечники стрел. Было уже за полночь, когда все необходимое было аккуратно сложено и упаковано. Едва голова девушки коснулась мягкой подушки в плетеном гамаке, сон забрал ее, лишая надоедливых мыслей и тяжести в уставшем теле.

Проснулась Ровена от лучика света, коснувшегося ее сомкнутых век. Она резко вскочила с мыслью, что проспала, едва не запутавшись при этом в гамаке. За окном царили предрассветные сумерки, моросил теплый летний дождь, а в небе час от часу сверкали молнии, но гроза была далеко. До рассвета оставалось еще достаточно времени, что дало девушке возможность неторопливо собраться с мыслями и водрузить сумки на спину Галвину. Тот с любопытством заглядывал в окно рядом со столбом, к которому и был привязан.

«Чудное создание» — подумала Ровена. Говорят, друиды хорошо ладят с животными, но девушка была далека от этого. Она никогда не питала любви к разнообразной живности, да и звери отвечали ей тем же, поэтому дружелюбный нрав новоприобретенного питомца не переставлял удивлять охотницу. Груз был небольшой, всего две неполные сумки с разнородным инвентарем, а на спине далеко не маленького коня они казались и вовсе крохотными.

Времени до рассвета уже оставалось достаточно немного, поэтому девушка начала поспешно собираться. За время ее короткого отдыха она уже успела отвыкнуть от тяжелой одежды, покрывающий каждый миллиметр ее кожи, за исключением, может быть, головы. Костюм представлял собой подобие не лишенного рукавов камзола с глубоким капюшоном, плотно прилегающих к телу брюк, пары довольно изящных для такого костюма перчаток и сапог, закрывающих большую часть голени. Он был выполнен из грубой бурой кожи с витиеватый узором тонких стальных пластин, что служили не только украшением, но и защитой. Сомнительная на первый взгляд эффективность была проверена множеством схваток, следы которых вмятинами и царапинами красовались на металле. 

***

Время летело чертовки быстро, и первые лучи восходящего солнца застали Ровену в дороге. Вопреки размерам конь действительно оказался необычно быстр, а вот Ровена немного сплоховала, пару раз едва не вывалившись из седла, когда ее новый питомец подскакивал, минуя повалившиеся деревья и мелкие ручьи. Ей пришлось сильно наклониться, буквально вжавшись в мощную шею, чтобы сохранять равновесие.

Доброе утро, — она кивнула в знак приветствия, когда, наконец, добралась до северных врат. Изабель пришла первой и уже доедала свой, видимо, завтрак. А вот Ровене придется подождать с трапезой до первого привала где-то в пяти часах безостановочной езды. — Надеюсь, Вы готовы к делу и знаете, что Вас ждет, а если нет, то еще не поздно уйти.

Ровена проронила это, осознавая, что ее предупреждение ничего не даст, а возможно еще больше раззадорит юную искательницу приключений на свой зад, но не сказать не могла. Она воспринимала Изабель отчасти, как ребенка, полного надежд, энтузиазма и ненужных иллюзий о светлых ошметках этого мира, и потому берущего на себя больше, чем может вынести. Впрочем, винить напарницу в этом было бы глупо, ведь охотница сама едва ли могла полностью охватить все опасности этого задания, но от того, что она знала, уже бросало в дрожь.

+1

9

Рассвет полыхает, лижет алыми языками перистые облака, съедает верхушки разросшихся  деревьев и утопает в дрожащем от предвкушения горизонте. Где-то вдали уже виднелась скачущая на коне Ровена. Ей казалось, что она вот-вот выпадет из седла, но та благополучно добралась до неё и Иззи оттого стало спокойнее.ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Доброе утро, — белокурая кивнула ей в знак приветствия, а Изабель ответила ей улыбкой. ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Надеюсь, Вы готовы к делу и знаете, что Вас ждет, а если нет, то еще не поздно уйти,  — Ровена говорила чётко и ясно, на секунду ей показалось, что она говорила это даже с какой-то надеждой.ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Конечно готова, — убирая мешающую прядь волос за ухо, Иззи отвечала, — Убегать с задания? Такая роскошь не по мне, — Изабель тут же оседлала коня и уверенно взглянула на собеседницу, как бы показывая, что она настроена серьёзно.
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
У Моргенштерн тоже был экземпляр карты, потому она знала, что их путь лежит через густые рощи. Если целый день непрерывно ехать, то ближе к ночи они окажутся в деревне Сильван. Белль взяла за поводья и тотчас метнулась в путь. Первый час она чувствовала прилив свободы и ей было воистину хорошо, но дорога очень утомляет, даже такую, как Изабель. Разумеется, очень трудно физически ехать без остановок, потому они все же делали небольшие перерывы на то, чтобы выпить воды и подкормить своего питомца. ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
Ночь всегда наступает на пятки стремительно, рассыпает на иссиня-чёрном махровом небе разнокалиберные звёзды, изредка сбивая их в причудливые грозди-созвездия, и приветливо подмигивает молодым озорным полумесяцем. Ночью ехать тяжело потому срочно нужно было остаться где-то на ночлег. Ровена тоже это понимала, девушки приостановили коней и уже не гнали галопом, а просто тихо продолжали свой путь. Рядом виднелась небольшая таверна, юная волшебница слезла с коня и рукой бросила намек Иолл на то, что ей стоит сделать так же. ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Как ты смотришь на то, чтобы перекантоваться тут до рассвета, а потом продолжить путь? — не заметив особой заинтересованности со стороны Ровены, Изабель продолжала, — Ну же, теплая кровать и горячий чай! Или ты предпочитаешь стать кормом для комаров где-нибудь в густых рощах? — тут она уже не дожидавшись ответа взяла напарницу за руку и повела вовнутрь заведения.
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
Моргенштерн вошла в заведение, ведя за собой друида. Миссионеры сели за свободный столик и Изабель уж было хотела разузнать предпочтения в напитках у Ровены, но её перебил чей-то возмущенный отклик,ㅤ ㅤㅤㅤ — Друид! —  завопил посетитель с многочисленными наколками на обнаженной руке. Мужчина был явно подвыпивший, потому Иззи надеялась, что он немного покричит да успокоится, но она не ожидала, что его свита подключиться к этой пронзающей душу игре в «гляделки». В один момент она поняла, что в основном сверлят взглядом только госпожу Иолл.
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Прошу прощения, сэр, какие-то проблемы? — промолвила Изабель в надежде разрядить обстановку.
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Нечисть в моё любимое заведение никто не приглашал, — мужчина немного удивился реплике Изабель, потому как казалось, что она и вовсе не способна на дискуссию, — А ты, мелочь, вообще не лезь, не к тебе обращаюсь.
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
Тут она почувствовала злобу. Как он вообще посмел оскорбить её и Ровену?! «Бестактный, нахальный и грубый недоумок», только такие мысли возникали насчёт этого громилы. На вид ему было не больше двадцати шести лет, но умом он едва походил на подростка.
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Вообще-то ко мне, —тон Белль изменился до неузнаваемости, давно она такой не была, — Ровена и я идем в комплекте, обидел одну, будешь отвечать за обеих, —Изабель, вероятно, никогда не была так серьезна и грозна, как сейчас, хотя она прекрасно понимала, что эта миссия всю душу наизнанку вывернет и она вернется другим человеком. Мудрой и опытной, как она надеялась.ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Надо же.. книжная моль кусается! — мужчина продолжал агитировать, а его свита лишь смеялась и наблюдала за происходящим.
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Нет, парень, не говори так, будто мы в одной команде, у нас нет ничего общего, а таким поведением ты ничего хорошего не добьешься. Ты носишь этот кожаный жилет, оголяющий руки и твою мускулатуру, для того, чтобы подцепить каких-нибудь ночных сифиличных бабочек, а я ношу такое платье потому, что оно не сковывает мои движения, когда мне нужно набить мордашку тебе подобным. Ты набил наколки чтобы позлить папашу, а мой папаша забыл, что он мой папаша. И еще. Ты решил, что станешь круче, если заметишь друида среди обычных людей, решил, что друзья тебя зауважают, но лишь звук твоего голоса вызывает у меня рвотный рефлекс. Я думаю, ты бы многим сделал одолжение, закрыв свой рот.
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
Изабель парировала, а мужчина ошарашенно смотрел на девушку так, будто призрака увидел. Лишь спустя минуту он резко встал и непозволительно близко начал приближаться в сторону Ровены, — Мерзавки! Что позволяете себе? — донеслось из его зловонных уст. Громила обнажил свой меч, потому его намерения оставляли желать лучшего.ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
Моргенштерн испугалась, но не подала виду, та рефлекторно движением руки держала шаровую молнию так, как это делали весьма опытные маги, правда подобный трюк они обычно проворачивали с огнем, но «чем я хуже?».ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Не подходить!ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
Мужчина не сдержал шока и слегка приоткрыл рот, затем вскрикнул, — Маг! Чёрт, нет, мне моя шкура дороже. Проваливайте! — Иззи уже потеряла контроль над собой и ей хотелось спалить это богом забытое заведение дотла, но там были еще и не причастные люди, которым также помешали насладиться вечером. Волшебница стояла наготове на случай, если кто-то все же осмелиться подойти.
ㅤ ㅤㅤㅤㅤㅤㅤ
— Пойдем, Ровена.

+3

10

Многочасовая скачка с редкими передышками оказалась тем еще испытанием. Все его прелести Ровена осознала в полной мере, когда широкая пыльная, но прямая и лишенная сильных неровностей дорога сменилась лесистой местностью. Конь ловко маневрировал между деревьями, перепрыгивал встречающиеся на пути преграды, что сопровождалось жуткой тряской. Девушка даже пришлось остановиться, чтобы затянуть седло и переложить многочисленные стеклянные сосуды в более надежное место. В остальном же день прошел гладко. С Изабель девушка почти не разговаривала, лишь выловила момент, чтобы, наконец, представиться и дать возможность обращаться к себе по имени.

Как ты смотришь на то, чтобы перекантоваться тут до рассвета, а потом продолжить путь? — Изабель указала на старый деревянный дом с горящими окнами и убогой вывеской, гласящей о предназначении заведения. Ровена лишь пожала плечами. — Ну же, теплая кровать и горячий чай! Или ты предпочитаешь стать кормом для комаров где-нибудь в густых рощах?

Сегодняшние скачки неумелого наездника с ней в главной роли так утомил девушку, что на все она реагировала апатично. Даже когда пальцы Изабель сомкнулись на ее запястье и повлекли в теплую глубину деревенского кабака, Ровена не стала сопротивляться. К тому же доводы были весьма вескими: поесть, выпить и поспать на жестком матрасе звучало куда лучше, чем полночи провести в карауле, предупреждая появление незваных гостей и отмахиваясь от ночных насекомых.

Раньше здесь она была частым гостем, поэтому, едва переступив порог, сразу же выловила взглядом юного хозяина таверны, стоящего за барной стойкой. Он унаследовал это заведения от отца, отошедшего в мир иной еще в конце прошлого года. Это случилось после волны эпидемии какой-то странной болезни, что прокатилась вдоль всей северной границы, при этом забрав пару-тройку сотен жизней, и исчезла там же внезапно, как и появилась. Паренек этот был славным малым, в деревне он слыл проказником, но, не смотря на это, многие его любили. В свои двадцать с лишним лет он выглядел не старше пятнадцати. Он был худым, невысоким, со светлыми волосами, вечно спадающими на лицо и большими зелеными глазами, в которых вечно плясали озорные искорки. В его жилах текла эльфийская кровь и, хоть эльфом он мог считаться лишь на четверть, парень очень гордился своим происхождением.

Ровена, слегка улыбнувшись, кивнула старому знакомому в знак приветствия, но тот, увидев ее, сразу сник и ответил встревоженным взглядом, сначала сосредоточенным на ней, а после метнувшимся куда-то в сторону.  Девушка пыталась понять, куда он показывает, но ответ опередил ее.

Друид, — послышался голос пьяного посетителя из-за одного из столов. Ровена пожала плечами, и уже было собиралась проигнорировать этот отнюдь не приличный возглас, но Изабель такое внимание не на шутку задело. Словесная перепалка стремительно набирала обороты и обещала перейти в нешуточную драку. Все это время девушка поглядывала на паренька за стойкой. Эмоция сожаления на его лице сменилась гримасой ужаса перед предстоящей потасовкой, что вероятно доставит много проблем ему, его заведению и посетителям. Наверное, только это удерживало ее от того, чтобы вынуть меч из ножен и, руководствуясь зовом гордости, срубить остроумному посетителю и его дружкам головы.

А Изабель не на шутку разошлась и уже вертела в руке светящийся шар. «Бойся гнева терпеливых» или «В тихом омуте…» — Ровена не могла подобрать точную характеристику происходящего. Факт того, что такое поведение напарницы спровоцировали оскорбления в сторону нее, Ровены, не мог остаться без внимания и в других обстоятельствах вызвал бы более яркую реакцию, но сейчас все это было излишним.  Излишний риск, которому они подвергали людей, пришедших отдохнуть этим тихим вечером, а не лицезреть межрасовые разборке и тем более не пострадать от них.

Ладонь охотницы соскользнула с рукояти меча и легко коснулась локтя Изабель.

Останови это, — прошептала Ровена тихо, но прямо над ухом напарницы так, чтобы та услышала и послушала ее. — Это все зря, ни к чему.

Пойдем, Ровена, — с ее уст сочился яд злобы и ненависти. Казалось, еще немного и остатки самообладания сойдут на нет, и девушка сожжет тут всех и вся, не думая о последствиях. Продвигаясь к выходу под прожигающими взглядами посетителей, Ровена шла сзади. Тогда на пороге она несильно подтолкнула Изабель и закрыла дверь, оставаясь внутри.

— Майр, у тебя осталась то чудное вино, — вмиг оказавшись у барной стойки, обратилась девушка к своему старому другу, роняя на стол несколько золотых монет. Парень смотрел на нее широко распахнутыми глазами, но заказ все же выполнил, достав из под стойки бутылку. — Благодарю. Выйди ко мне минут через пять, когда суматоха уляжется.

Ровена так же быстро прошла  к выходу. Устраивать драку внутри нельзя, но и оставить такое поведение безнаказанным тоже. На ходу откупоривая бутылку с завидной ловкостью, она достала из сумки маленький пузырек с мутной багровой жидкостью.

Кто это? — спросила девушка, как только Майр, выскользнув через заднюю дверь, подошел к ней.

— Да так, пару недель назад появился. Приехал из Тариона с дружками и теперь заводит тут свои порядки. Облюбовал мою таверну, теперь днями и ночами сидит, посетителей отпугивает и вышвыривает всех неугодных…

— Пьет много? — парень кивнул. — Хорошо. Сделай мне и себе одолжение, вылей это в выпивку ему и его свите. Пять капель на половину литра — сильная рвота, десять — отравление, пятнадцать — придется рыть ямы, ибо исход летальный. Используй, как тебе заблагорассудится. Эффект во всех трех случаях отсроченный, наступает в течение двух-трех часов, так что на тебя вряд ли подумают.

Майр грустно улыбнулся и, поблагодарив и уточнив еще пару деталей, сунул пузырек себе в карман.

А вот теперь мы можем идти, — Ровена обратилась к Изабель, что стояла поодаль и из-за большого расстояния вряд ли могла слышать их тихий разговор. — Заночуем на побережье, а утром пересечем реку.

***

Путь был не долгим. Уже через минут двадцать неспешной ходьбы Ровена снимала с Галвина уздечку, сменяя ее более комфортной бечевкой, что свободно болталась на шее, и привязывала к дереву, предоставляя питомцу пять метров свободы.

Это было довольно смело, — наконец, сказала девушка, но тут же сменила свой тон более жестким. — Смело, но не нужно. Впредь, прошу тебя, не стоит лезть в мои проблемы. Я способна сама с ними разобраться. К тому же, драка не единственный и далеко не лучший выход из подобных ситуаций. Там было много людей. Кого-то в процессе могли ранить, кого-то убить. Зачем так спешить пополнять свое кладбище? Это не к чему…

Ровена села на песок, втыкая вокруг себя недавно сорванные камыши и поджигая их. Запах тлеющего растения отпугивает насекомых, поэтому этой ночью комары их не потревожат.

— Чуть ниже по реке когда-то был мост. Завтра утром попытаюсь его найти, потому что вброд реку не пройти, вплавь будет весьма проблематично, — она сделала еще пару глотков вина прямо из горла бутылки прежде чем встать, отряхнуть одежду от прилипшего к ней песка и отправится за хворостом. Время было поздним, стоило разжечь костер.

0

11

После стычки в таверне, Иззи ещё долго не могла придти в себя, потому всю дорогу до реки она молчала. Все это заставило вернуться её не в самые лучшие воспоминания. Она снова вспомнила ту бессонную ночь, где ей впервые пришлось убить. Но беспокоило её не это. ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
— Это было довольно смело, — Ровена наконец-то сказала хоть что-то после сыр-бора в заведении, — Смело, но не нужно. Впредь, прошу тебя, не стоит лезть в мои проблемы. Я способна сама с ними разобраться. К тому же, драка не единственный и далеко не лучший выход из подобных ситуаций. Там было много людей. Кого-то в процессе могли ранить, кого-то убить. Зачем так спешить пополнять свое кладбище? Это не к чему…
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
И она прекрасно понимала это. Понимала, что все чревато последствиями, но в тот момент она будто отключила все свои чувства. Осталась только ярость, боль и непреодолимое желание мести. Это было так чуждо для неё. Всю свою жизнь она терялась в подобных ситуациях и всегда пыталась избегать драк. Но тут..ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
— Да, я понимаю, — с нотками грусти в голосе промолвила Белль и тут же умолкла.
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
— Чуть ниже по реке когда-то был мост. Завтра утром попытаюсь его найти, потому что вброд реку не пройти, вплавь будет весьма проблематично, — Ровена начала говорить о завтрашней дороге, но девушка не могла думать о чем-то ещё, помимо произошедшего.  Изабель вновь умолкла, молчание уже начинало раздражать, хотя ей казалось, что Иолл уже считает молчанье Изабель своим любимым звуком, но та просто не могла молчать.ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
— Знаешь, а я раньше никогда не могла постоять за себя, но была готова запросто убить и умереть за других, —Иззи понятия не имела как отреагирует на такие откровения её напарница, но ей почему-то хотелось верить, что в той все же есть хоть доля сочувствия, — Я хоть и убивала ранее, но после всегда чувствовала нескончаемое чувство вины, хотя моей вины там и в помине не было, я лишь защищала дорогого мне человека. Мне почему-то с самого начала показалось, что из нас может выйти отличный дуэт, но я чувствую, что я порой приношу больше проблем, чем пользы,— Белль продолжала говорить, для неё подобные разговоры были такими.. непривычными. Она ни с кем ранее не позволяла себе так вести себя, потому что люди и без того считали её маленькой девочкой, которая нуждается в защите, но с Ровеной ей, почему-то, хотелось сблизиться. Будто она потянула за какую-то струну в душе Моргенштерн.

— В какой-то момент мне показалось, что если бы ты тогда не сказала мне остановиться, я бы и не остановилась. Мне крайне не хотелось, чтобы ты считала меня жалкой и глупой, это не так, — тут у Белль не удалось сдержать легкую дрожь в голосе, но та все же пыталась звучать серьёзно, — Просто хочу, чтобы ты знала, что я   землю выжгу этих привилегированных, жалких негодяев, если кто-то посмеет навредить тебе. В этом задании мы обязаны держаться вместе. ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
Изабель и сама не знала, кто потянул её за язык, но она сочла нужным высказаться. Волшебница легла на землю и взглянула на звездное небо. Единственное, что ей хотелось на данный момент, это остаться в живых до конца миссии для того, чтоб в один прекрасный день таким же образом смотреть на звездное небо и просто рассуждать обо всем на свете.

+2

12

Ночь выдалась яркой. По небу рассыпались миллиарды звезд, а луна большим серебристым серпом отражалась на водной глади, слегка искажаясь, когда легкое дуновение ветра рождало волны. Атмосфера была воистину чарующей. Ровена не редко обращала внимание на столь прекрасные и воодушевляющие пейзажи. Тогда ее пешие странствия казались не очередной чередой шагов навстречу собственной могиле, а просто прогулкой, какой порой наслаждаются обычные люди, расхаживая по паркам своего города. Она всегда одинока на своем пути, но одиночество ее нисколько не угнетало. Ровене было странно слышать прерывистые речи Изабель и еще более непонятно ее желание говорить, делиться содержимым своей головы с человеком, о существовании которого она узнала лишь вчера.

«До чего же она одинока, раз хватается за первого встречного с такой силой и надеждой. Готова положить меч и голову за человека, зная  лишь его имя, шесть бесполезных букв, вывеску над кладбищем поступков, и ничего более»

Уста изогнулись в улыбке, грустной и беззлобной, рисовавшейся на лице девушки так редко. Сам факт ее появления был столь непривычен, что приносил дискомфорт.

Жизнь, выходит, вообще странная штука, — наблюдая, как под властью ветра луна снова расплывается по воде, наконец, сказала Ровена. — Все ценности познаешь постепенно, постоянно путаясь в приоритетах и людях, пока не остаешься абсолютно один. Лишь тогда, когда, оглядываясь по сторонам, ищешь что-то, но встречаешь лишь врагов и равнодушных, понимаешь, что большей ценности, нежели собственная жизнь не существует. Ей стоит распоряжаться разумно и, если и терять безвозвратно, то не ради людей, которые этого не стоят. Тот черт не стоил и капли крови: ни твоей, ни чьей-либо еще. А я не стою уж тем более.

С ее уст слетел смешок, но ирония в нем насквозь просочилась сожалением. Была ли она когда-то такой, как Изабель? Может быть, но это было так давно, еще в детстве, когда дед был жив и рассказывал свои страшные байки. Тогда, засыпая с мыслями о героическом будущем, она и подумать не могла, что ее мечты сбудутся, но в таком искаженном виде. Что она, некогда чистый и невинный ребенок, с упоением будет потрошить свою жертву, чтобы исполнить прихоть заказчика и подать к его столу человеческое сердце его врага. Или, пусть и с усилием преодолевая  вопли остатков морали, поднимет руку на ребенка, а после, как не в чем ни бывало, переступит его бездыханных труп.

О, она творила ужасные вещи, не вызывающие гордости у нее самой, но от этого не перестающими быть таковыми. Столько ненужных жертв на пути к удовлетворению своего внутреннего монстра — их просто не счесть.

Мне жаль, что так вышло, — спустя еще одну длинную паузу, сказала Ровена. — Не знаю, чем ты так насолила Далласу, что он решил попытаться от тебя избавиться, но мне правда жаль. Жаль, потому что это все только начало и дальше будет намного хуже. В любом случае, что бы не случилось, когда мы пересечем границу…

Ровена замешкалась, резко прерывая свою речь. Иногда сказать, что думаешь — это так сложно. Так неестественны и чужеродны эти мысли, но они есть и они настоящие, застыли на устах в ожидании, когда спадет это минутное оцепенение.

— Черт, просто хочу сказать, что для меня большая честь работать с тобой. Я видела много искусных воинов, непревзойденных магов и истинных мастеров своего дела, но очень в немногих видела настоящих, живых людей…

Очередная пауза. Ровена отошла к своему коню и запустила руку в сумку. Пальцы прокатились по листам бумаги. Тем вечером, когда она искала коня, ей удалось выкроить час для встречи со своим информатором. Это была уже вторая их встреча за сутки. Молодому юркому парню хватило несколько часов, чтобы раскопать досье некоторых искателей мифического «сокровища».

Убийца, чудом избежавший казни, темных маг и алхимик, в чьем покинутом логове, нашли горы человеческих костей, еще один псих и какой-то небезызвестный серийных маньяк. Ровена была права, посчитав, что в сказки о темных знаниях, писаных на лоскутах иссушенной кожи, поверят только безумцы, насколько увлеченные, что готовы переступать через горы трупов, ради своей цели, какой бы мелкой она не была. Наверное, стоило поделиться этой информацией с Изабель, но как бы бредово не звучало это оправдание, Ровене хотелось как можно сильнее отсрочить встречу напарницы с реалиями своего мира. У этого желания не было смысла, но силы его хватило, чтобы предупредить все вопросы, себе же адресованные.

Но все же на секунду она задумалась, обхватив пальцами исписанные листы, но здравый смысл оказался слишком слаб. Из сумки Ровена вынула банку с крупными сухими листами какой-то травы, кованые чашки и котелок, чтобы набрать и вскипятить воды.

— Это просто чай. Он поможет тебе, да и мне тоже, успокоиться и отдохнуть. Сегодня был трудный день.

+1

13

Одиночество настигло Изабель так, будто оно было медленно-действующим ядом.  С Линдой ей пришлось распрощаться в целях безопасности, а кроме неё у неё никого не было. Жизнь начала казаться до боли бессмысленной. Ей нужно было наполнить эту душераздирающую пустоту. Хоть чем-то. Приключения, любовь, хозяйство, да чем угодно, чёрт подери, лишь бы не жить так!ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
Ей казалось, что у неё есть Даллас. Даллас Блад. Но после слов Ровены, Изабель задумалась, с чего бы человеку, почти родственнику, отправлять её на верную гибель (с учетом подготовки Изабель это было вполне вероятно)? ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
«Что-то тут явно нечисто. Может, Ровена права, и он просто решил от меня избавиться? Но что плохого я сделала ему?»ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
А она действительно не понимала, но ей наивно хотелось верить, что это не так, хотя картинка со временем становилась яснее. Ровена разрушила некоторые её иллюзии касаемо этого мира. ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
— Черт, просто хочу сказать, что для меня большая честь работать с тобой. Я видела много искусных воинов, непревзойденных магов и истинных мастеров своего дела, но очень в немногих видела настоящих, живых людей…ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
Такие слова были для Моргенштерн неожиданностью, а особенно от Иолл. Ей было приятно осознавать, что не всё потеряно и она не считает её такой уж плохой. Словно бальзам на душу.ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
— Это просто чай. Он поможет тебе, да и мне тоже, успокоиться и отдохнуть. Сегодня был трудный день.ㅤㅤㅤㅤㅤ
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤ
— Чай я люблю, — Иззи лучезарно улыбнулась, — Спасибо тебе за всё. Полагаю, нам стоит ложиться, нужно выспаться и набраться сил.

Моргенштерн легла и закрыла глаза, но она не могла уснуть. Мысли о Далласе были такими.. грязными. Светлый облик Блада исчез так, словно его и не было. Разочарование. Что оно было для неё? Белль не подпускала к себе людей так близко, не смотря на то, как могло показаться. Мысль о том, что она привыкнет, а человек просто исчезнет была для неё нереально болезненной.

А любовь.. любовь Изабель была сильной. Воистину сильной. Как и любовь к друзьям, так и в плане романтических чувств. Сильней всех зависимостей, больней переломов костей. Потому она боялась влюбляться и любить.

Смотря на Ровену, Иззи думала, что все-таки может стать Ровене другом, сестрой, товарищем. Ей хотелось иметь хотя бы одного человека, которому было бы дело до неё.

+1

14

Этой ночью Ровена очень долго не могла уснуть, ей не помог ни чай, ни крепкое вино. Обеспокоенная ворохом неясных мыслей и дурных предчувствий девушка сидела под многовековым дубом и, время от времени поднося горлышко бутылки к губам, наблюдала за беспокойным сном Изабель.

«Чем же она тебе не угодила-то?» — уже в который раз она обращала абстрактному Далласу свой вопрос, но не находила подходящего ответа. Изабель, может быть, и не была святым человеком, но уж точно не плохим, неся часть своей детской наивности и чистоты сквозь тягости жизни и всевозможные преграды. Ровена не могла знать точно, как велика доля правды в недавних откровениях напарницы и какие помыслы на самом деле стоят за всеми ее поступками, но отчего-то верить в худшее отнюдь не хотелось. Ее внутренний зверь чутко улавливал перемены настроения, интонации и практически безошибочно трактовал эмоции. Сегодня «он» не чувствовал лжи, лишь долю отчаянья и смятения в содрогающемся голосе, а коль верил «он», верила и сама Ровена.

Эту ночь она провела на ветке дерева, скрываясь от посторонних глаз в густой листве. Ей казалось, что рыжая шкура сможет защитить ее не только от холода и внезапных врагов, но от самой себя, своей назойливой натуры и роя надоедливых мыслей. Впрочем, так и вышло. Проснулась она с первыми птицами, чуть раньше Изабель. Будить напарницу девушка не стала, медленно прогуливаясь вдоль усланного песком и галькой берега и наслаждаясь хрупкой предрассветной тишиной. Ей не пришлось ждать слишком долго. Путь продолжился, едва небо запестрило оранжевыми красками.

Она вела своего коня, удерживая в руке поводья, и не без удовольствия наблюдала за языками небесного пожара, скользящими по игреневой спине и мерно вздымающимся бокам. Ровена даже не сразу заметила, как хрустящий песок под копытами Галвина сменился чередой трухлявых, полусгнивших досок. Это и был тот мост, вот только в последний ее визит он выглядел гораздо лучше и безопаснее, но выбирать не приходилось. Девушка аккуратно продвигала вперед, просчитывая каждый шаг и стараясь переступать через очевидно хрупкие детали строения, только вот этой стратегии не придерживался ее питомец. Доски прогибались под мощным телом коня, то и дело, норовя разлететься на части, но этого все не случалось. Ровена, пренебрегая напряженной дрожью в конечностях и сбитым дыханием, добралась почти до середины моста.

Пройденный маршрут, преждевременно принятый за успешный, позволил ей чуть расслабиться и сдвинуться к краю моста еще на пару дюймов. Треск ломающегося дерева был подобен электрическому разряду, пронзившему ее тело. Доска, на которой Ровена так опрометчиво замерла на пару секунд, развалилась на две части, едва конь коснулся ее. Девушка мгновенно потеряла равновесие, чувствуя, как хрупкая опора уходит из-под ног. Паническое состояние, предшествующее падению, смаханная картина мира перед глазами… Она едва успела разжать руку и выпустить поводья, чтобы не повлечь за собой, в темные воды реки, Галвина.

Мост был не высоким, поэтому Ровена не успела даже подумать о том, как было бы лучше упасть. Она вошла в воду с громким всплеском, ощущая как острая, а после просто ноющая боль разливается по ушибленной спине. Пускай она ожидала от этого дела смертельного исхода, но чтобы погибнуть в пути, отдавшись водной пелене, что так приятно обволакивает тело… Это была бы слишком незатейливая смерть для человека, прошедшего столь многое. Ровена смогла всплыть на поверхность лишь через полминуты. Держаться на воде, одновременно сопротивляясь течению, пусть и довольно слабому, было не легкой задачей. Ей было трудно дышать, вода лилась изо рта и носа и, казалось, наполнила собой не только желудок, но и легкие.

Все могло закончиться самым плачевным образом, не будь мост построен не далеко места, где река раздваивается, как змеиный язык. Кое-как справляясь с собой, Ровена преодолела сотню ярдов до берега, небольшого островка между двумя рукавами. Сквозь постепенно отступающую  черноту в глазах, девушка различила на мосту Изабель.

Будь осторожна, — вода, попавшая вдыхательные пути жгла глотку, поэтому на последних слогах девушка уже едва слышно хрипела. Ее вырвало на землю и лишь, откашлявшись, она смогла добавить:

Я присоединюсь к тебе на другом берегу.

Ровена упала на спину и старалась глубоко дышать, чтобы удостовериться, что речной воды в ее теле стало меньше и можно продолжать путь. Впрочем, расстояние, разделявшее ее с противоположным берегом не было уж слишком огромным, и преодолеть его вплавь вполне реально, вот только погружаться в холодную воду снова девушка пока не была готова.

0


Вы здесь » Ривелейн » Эстар » Капли засохшей крови на ветхом переплете