администрация
Элуидесс |гл.администратор| vk
Кайден |администратор| vk

по любым вопросам также можно обратиться: rivelein.frpg@mail.ru

Наша группа

Проголосовать в ТОПе:

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Древние короли с ужасом взирают с небес на то, что ныне вершится на земле. Мир, выстраданный ими, заработанный их кровью и смертями, вновь замер на пороге войны. Тёмные жаждут, чтобы он лежал в руинах, и герой, который отважится воспротивиться их воле, должен быть готов до последнего вздоха защищать то, что некогда было сотворено его великими предками.

нужные персонажи
Альтеон ЭвергрейМэлиана ЭвергрейАстерион Дортейн
Ранлейв ХольцгофЭвериан РегиларСинуэль Легранд
БальтазарДаэлиан МорнеаВинсент де Майрон

Ривелейн

Объявление





ФОРУМ ЗАКРЫТ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ривелейн » Эстар » Отголоски тёмных времён [июль, 701]


Отголоски тёмных времён [июль, 701]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Отголоски тёмных времён

https://funkyimg.com/i/2SNRn.png
time of action: вторая неделя июля, 701 год.

scene: Асгинор (Эстар), затем - Гриндерин.

weather: пасмурно, однако тепло.

episode summary:
Невозможно предугадать, какой путь уготовит тебе жизнь, и насколько он будет долог. Судьба забрасывает лекаря Ордена Северных Ветров Лианну в ведьмачью крепость Асгинор, расположенную близ города Фельхем. Ремесло охотника никогда не было и не будет простым и безопасным. Посему впереди Уалингфорд ожидает немало испытаний, перед лицом которых рядом с ней неизменно будет стоять Кайден - её наставник.

Их совместное задание может обернуться настоящей проверкой на прочность: сопровождение пойманного тёмного мага, коего везут в Гриндерин, где тот будет предан суду, не может пройти гладко.
Он порабощает разум своих стражников, и далеко не каждый способен противиться его воле.
Он обещает людям смерть.
Он говорит о приближающейся тьме, пред которой человек окажется бессилен.

Солдаты Ордена теряют рассудок.
Но что, если в бреднях этого сумасшедшего мага на самом деле есть доля правды?

warnings: не предвидится.

characters: Лианна Уалингфорд, Кайден Эверхарт

+1

2

Полутьма. Громкие голоса и ругань. Запах еды. Жар от горящего очага. Таверна близ Фельхема не отличалась от других, в которых за несколько дней удалось побывать Лианне. За исключением того, что сейчас у неё практически не осталось монет, и потому тратить последние на еду, девушка не рискнула. Ли сидела за крайним столиком в углу около окна. По стеклу мерно барабанили капли дождя и, образуя быстрые ручейки, стекали по гладкой поверхности. Погода нравилась Лианне, на улице пахло свежестью и отдавало приятной прохладой, ветер шелестел в кронах деревьев. Дождь создавал особую уютную атмосферу, даже шум и навязчивая теплота, наполнявшие это заведение, не могли её заглушить.
Надвинув капюшон на лицо, Лианна прижалась к холодной стене и неотрывно наблюдала за происходящим в зале. В таверне в этот вечер было не очень многолюдно. Большая компания гуляк сидела в центре, знатно подвыпившие, они яростно о чём-то спорили. Остальные постояльцы или забредшие на похлёбку путники, в основном по одному или по двое, располагались за соседними столами и не привлекали к себе особого внимания. Расплывшийся и обрюзгший, с огромным свисающим животом хозяин таверны, не скрывая своих грязных намерений, открыто флиртовал с официанткой, совсем ещё молоденькой девушкой. Весь вечер он недобро косился на Ли, ожидая, когда она, наконец, хоть что-то закажет. Запах жареной рыбы, запеченной картошки и мяса с кровью, приготовленного с острыми специями, витал в воздухе. Живот Лианны предательски заурчал, дракон требовал еды. 
Свеча на столе коптила, воск медленно сползал, растекаясь в небольшую лужицу, и в следующее мгновение застывал. Мрачные мысли окутали Ли, она думала о своей дальнейшей судьбе. Поначалу принятое решение уйти из Ордена казалось ей единственно верным, однако сейчас Лианна боялась, что пожалеет о своём поспешном выборе и нежелании подчиниться. Она тщетно искала возможность для себя, чтобы уцепиться за неё и начать новую жизнь. 
Ли до сих пор в деталях помнила свой последний день в твердыне Нордтерн. После возвращения из опасного путешествия в Темнолесье жизнь в Ордене стала практически невыносимой. Неизвестно, что раненый Колен наговорил о Лианне в высшие инстанции, однако главный лекарь, участливо пытающаяся помочь своей любимице, вызвала девушку к себе и посоветовала соглашаться со всем, в чём её будут обвинять. Другие целительницы теперь не просто сплетничали и смеялись, они в открытую отказывались идти на дежурство с Ли и сидеть с ней за одним столом во время трапез. Однажды за Лианной в спальню лекарей пришли двое рядовых, выбрав глубокую ночь, видимо, рассчитывая застать девушку врасплох и лишний раз задеть её, однако Ли уже ждала их. Целительницу вели по холодному и тёмному коридору, гул шагов эхом разносился по пустынным лабиринтам крепости. Изредка попадавшиеся факелы на миг освещали лицо девушки, в глазах которой горел огонь решимости, и вновь всё погружалось во тьму. Лианна никогда не ходила по древнему пристанищу Ордена ночью. Она множество раз слышала байки о привидениях и невероятных чудовищах, живших в недрах твердыни, приходивших в этот мир лишь с наступлением ночной поры. Говорили, что здесь можно услышать тихие голоса, просящие помощи, и крики, доносившиеся из глубоких подземелий, в которых, по слухам, проводили пытки. Лианна продолжала уверенно идти вперед, пока они не пришли к приёмной комнате подполковника. Дверь скрипнула и распахнулась, на девушку дохнуло жаром горящего камина, рядовые растворились во тьме, вновь слившись со стенами крепости. В помещении было чересчур душно, пахло кожей и старинными рукописями, кроме подполковника, стоящего спиной к Ли, за его столом сидела главный лекарь, которая добродушно улыбнулась при виде своей подопечной. 
– Миледи, – суровый голос со стальными нотками заставил Лианну вздрогнуть. – Вы знаете, зачем в столь поздний час я вызвал вас к себе? – мужчина медленно развернулся и неспешно опустился в глубокое мягкое кресло. Его глаза буквально прожигали Ли, блуждая по её силуэту. 
– Не имею ни малейшего понятия, чем могла вызвать Ваше неудовольствие, сэр, – целительница теребила в руках складки платья, взгляд подполковника немного пугал её. 
– До меня дошли слухи, что вы плохо справились с возложенным на вас заданием в Темнолесье. Вместо того чтобы мирно помогать пострадавшим, днями и ночами бороться за жизни раненых, вы, Лианна, возомнили себя героиней древних сказаний. Превратившись в дракона, внушили неподдельный ужас жителям, а уж о ваших взаимоотношениях с представителями ордена давно ходят легенды, – мужчина демонстративно закашлялся. – Кажется, вы забыли о своём истинном предназначении, быть целительницей, а потом уже драконом. Вы разочаровали меня… – повисла долгая пауза. Дрова потрескивали в камине, пламя играло на лице подполковника, окрашивая его то в алый, то в чёрный с золотом. – Покайтесь и признайте свои ошибки. И я дарую вам прощение. Вы сможете остаться в стенах ордена. 
– Я не признаю свою вину, – Ли покачала головой, взгляд целительницы вновь наполнился неподдельной решимостью. Она приняла решение, назад пути уже не было. – Я ухожу, а Вам, сэр, желаю найти более достойную девушку на моё место, – развернувшись на каблуках, Лианна в полной тишине покинула комнату. 
В коридоре её догнала главный лекарь, женщина ободряюще приобняла Ли. Оставаться здесь до утра девушка не захотела и, собрав свои вещи, навсегда покинула эту неприветливую крепость, которая тёмными оконными глазницами холодно провожала целительницу, но Лианна так ни разу и не обернулась. 
От невесёлых воспоминаний Ли отвлёк громкий крик, девушка вздрогнула и подняла голову, откинув капюшон назад. Какой-то мужчина проиграл все свои сбережения и теперь отчаянно бил кулаками по столу, пытаясь вернуть хоть что-то и при этом доказать свою правоту. Лианна вспомнила слова отца, что, играя в кости в таком заведении, можно не только проиграть всё и влезть в непомерные долги, но и одержать сокрушительную победу, главное, выбрать нужного соперника. Зная в совершенстве правила игры, девушка сжала в ладони голубой кристалл, висящий у неё на шее. Отец категорически запрещал дочери участвовать в подобных вещах, однако именно с ним Ли и сыграла единственные партии в своей жизни, пытаясь набраться опыта. Она чувствовала, что шансы у неё невелики, однако рискнуть всё-таки стоило, ибо терять ей было нечего. 
В таверне завязалась потасовка, за стол играть сел подвыпивший мужчина, поставив мешочек золотых. Тот, кто выигрывал ни один раз, лишь коварно улыбнулся, пододвинув к центру стола кинжал, Лианне даже показалась, что эфес в свете горящих свеч блеснул золотым отливом. Мужчины пожали друг другу руки, но в этот момент к ним подошла Ли и, сняв свой кулон, положила его к другим предметам. Кристалл вспыхнул синим пламенем, словно не желая расставаться со своей хозяйкой, и вновь погас. 
– Я тоже играю, – девушка села на скамью напротив мужчин. Недолго думая, они громко рассмеялись, все остальные разговоры в таверне смолкли, взоры были устремлены на них. Лианна перебирала в руках белые кубики, однако былая уверенность таяла с каждой секундой.

Отредактировано Lianna Walingford (2019-04-14 23:47:16)

+1

3

На улице царил приятный полумрак. Слабые порывы ветра слегка касались свежей листвы деревьев, посему их шелест едва различался даже в окутывавшей Кайдена тишине.
Неторопливые, практически бесшумные шаги, направлялись в сторону Асгинорской таверны. В руке - мешок с весьма ценным объектом, играющим далеко не самую последнюю роль в задании, которое ведьмак выполнял совместно с Королевским Орденом. Голова его была занята не самыми радужными мыслями, но момент истины уже близок, и Эверхарт с нетерпением ждал, когда же этот миг, наконец, наступит.
Шёпот о всепоглощающем мраке постепенно распространялся по этим землям. Говорят, что близятся тёмные времена, и пусть многие не воспринимают этого всерьёз, некоторые служители организаций лично столкнулись с первыми доказательствами этих, казалось бы, глупых россказней.
Человечишка, за которым Кайден следил и охотился последние несколько дней, был крайне важной фигурой в доверенном ему деле. Этот человек являлся одним из последователей некоего культа, что в последнее время активно проявлял себя и увеличивал своё влияние. Один и тот же знак появлялся на стенах домов, высекался на деревянных столах трактиров, чертился на земле. Он словно преследовал каждого, кто единожды уже успел его заметить. Но не на этом сейчас акцентировалось внимание, гораздо интереснее был тот факт, что пойманного мужчину Эверхарт неоднократно замечал в обществе одного из знакомых асгинорских ведьмаков. Это не могло быть банальным совпадением. Подслушав их диалог, ассасин понял: есть возможность выйти на рыбку покрупнее, что, несомненно, было крайне удачным поворотом событий. Учитывая, что Королевский Орден давненько занимался поиском одного могущественного чёрного мага, следовало данным шансом воспользоваться.
Из таверны по каким-то неведомым ему причинам не доносилось привычного гомона. Это показалось Кайдену несколько странным, ведь по обыкновению в этом трактире всегда много буйных посетителей. Поэтому шум распахнувшейся двери мог привлечь внимание некоторых гостей, нарушив совершенно непонятное ассасину спокойствие. Лицо остановившегося у двери ведьмака скрывала тень от капюшона чёрного плаща. Он осмотрелся. Тот, кто был ему нужен, сидел за дальним столом, увлечённый азартной игрой. Шаги ассасина, уже намеренно достаточно слышимые, вновь нарушили тишину в заведении. Заметив ещё одно знакомое лицо, чернокнижник на пару мгновений даже растерялся, совершенно не понимая, что могла забыть Лианна в Асгинорской таверне, но предпочёл отложить мысли об этом до определённого момента.
Игра была в самом разгаре, когда мешок с любопытным содержимым оказался небрежно брошен в центр стола, где лежали деньги и кулон, который чернокнижнику также показался знакомым. Должно быть, он однажды видел его на шее целительницы.
— Что за дерьмо? — раздражённо подняв взор на Эверхарта, возмутился один из мужчин. Кажется, он почти выиграл. Какая досада.
Послание от твоего друга, — невозмутимо ответил Кайден, терпеливо дожидаясь, когда Ульмер взглянет на принесённый презент.
Когда асгинорец вытащил из мешка отрубленную человеческую руку, его лицо осказилось от ярости.
— Ты что о себе возомнил, мальчишка? — ведьмак поднялся с места, отодвигая табурет с такой силой, что тот с грохотом упал на пол.
Выбор сделан, близится час расплаты. Империи падут под гнётом великой тени, — брюнет оскалился, заметив, как Ульмер поменялся в лице. — Знакомые слова, не так ли? Это последнее, что произнёс носитель клейма перед тем, как я вспорол его глотку. А ещё он упомянул тебя, — ассасин слегка наклонил голову к плечу, внимательно следя за собеседником. Тот заметно побледнел, отвечая что-то невразумительное и совершенно не имеющее никакого смысла.
Наконец, ведьмак совершил неуверенный рывок в сторону, надеясь воспользоваться моментом и скрыться, но вошедший в таверну отряд рыцарей Королевского Ордена вынудил его моментально замереть на месте.
Офицеры короля будут рады послушать твой рассказ о человеке, которого они так давно ищут, — продолжал Кайден, по-прежнему стоя на месте и даже не шевельнувшись, чтобы остановить Ульмера, когда тот попытался сбежать. По той простой причине, что он знал - рыцари Ордена, появившись в таверне, прекрасно справятся с этой задачей одним своим видом. Отобрав у ведьмака отрубленную руку с клеймом, ассасин бросил её обратно в мешок.
Рядовые сразу же схватили оцепеневшего мужчину и поволокли к выходу. Ульмер шёл, совершенно не сопротивляясь и позволяя стражникам вывести себя из трактира. Что ж, остаётся только догадываться, какой допрос его ожидает.
Брюнет протянул мешок с конечностью оставшемуся в таверне капитану, взамен получив довольно увесистый мешочек с золотыми. Кто бы мог подумать, что от совместной работы с королевскими рыцарями может быть такая польза. Стоило капитану покинуть заведение, как вновь заиграла музыка, и замерший народ продолжил заниматься своими делами.
Эверхарт обернулся к столу, за которым сидела Лианна и незнакомый выпивший мужик, явно слабо соображающий, что вообще здесь только что произошло. А может, его это просто совершенно не волновало. Осознавший, что ловить ему здесь больше нечего, пьянчуга сгрёб себе все барахло Ульмера и уже потянулся за кулоном Лианны, но это оказалось большой ошибкой. Кайден, сев рядом с мужчиной и крутанув в руке стилет, молниеносным движением вонзил лезвие в его руку, пробив её насквозь и пригвоздив к столу.
Не трогай, — спокойный голос ведьмака едва ли можно было услышать сквозь огласивший помещение вопль воришки.
Правда, веселящихся посетителей это никак не тронуло. Крик потонул во всеобщем гомоне.
— Я тебя из-под земли достану! — провыл пьяница, пытаясь вытащить стилет дрожащей рукой, но безуспешно. — Изверг проклятый!
Попробуй. А сейчас отдавай кинжал и можешь быть свободен, — не обращая внимания на гримасу ненависти, исказившую лицо мужчины, ответил ассасин.
Таким ненасытным, как этот пьяница, следует преподать урок. Он мог бы спокойно уйти отсюда со всеми манатками Ульмера, если бы не покусился на вещь Лианны. А ко всему, что касается этой девушки, у Кайдена было особое отношение. Скажем так, несколько трепетное. Они слишком многое пережили вместе, чтобы ситуация сложилась как-то иначе. Эверхарт был жесток, но никогда не вёл себя таким образом по отношению к целительнице, поэтому он осмелился полагать, что даже после подобных сцен она не станет видеть в нём мучителя и убийцу. Признаться, на деле ведьмак как раз таковым и был... Но в глазах девушки хотел выглядеть лучше, чем являлся на самом деле.
Получив кинжал Ульмера, брюнет вытащил стилет из руки мужчины, и тот, бросив уйму угроз и ругательств в адрес чернокнижника, всё же поспешил исчезнуть в толпе. Без него и дышать стало легче.
Ты так далеко от Нордтерна, да ещё и без сопровождения служителей Ордена, — наконец, сняв с головы капюшон, Кайден взглянул на Уалингфорд. Она была вдали от дома, совершенно одна. Слишком странно. Целителей никогда не посылают на задания без охраны. Ассасин неторопливо очистил стилет от крови, однако взора от девушки так и не отвёл. Яркие, разноцветные драконьи глаза Лианны всегда притягивали его взгляд. В них извечно горели какие-то загадочные, таинственные искорки. — Последняя миссия закончилась для тебя не самым благополучным образом?

+1

4

Лианна неотрывно наблюдала за разворачивающейся игрой. Одному из мужчин явно сегодня фартило, он посмеивался над своими нерадивыми соперниками, уже предвкушая одержанную победу. У него выпало три пятёрки, Ли затаила дыхание, только сейчас она отчаянно пожалела, что поставила на кон свой кулон, совсем скоро он окажется в кармане этого авантюриста. Переиграть его будет делом непростым, это девушка осознавала, но продолжала верить в свою звезду. Весьма подвыпивший мужчина долго перекатывал кубики, раздувая щеки от значимости своего присутствия здесь, в итоге у него выпала одна четвёрка и две тройки. Он запротестовал, желая перебросить, однако сейчас был ход Лианны. Целительница смотрела то на кубики, то на два угольно-чёрных глаза, которые откровенно жаждали её проигрыша. Ещё мгновение Ли колебалась, а потом решительно потянулась за кубиками. И тогда чьи-то шаги разорвали напряжённую тишину.
На стол с оглушительным грохотом упал мешок, кубики подпрыгнули, ударились об лавку и закатились в тёмный угол, Лианна от неожиданности вздрогнула. Сразу началась сутолока, со всех сторон послышались громкие голоса, точно люди намеренно не хотели участвовать в назревающих неприятностях. В подошедшем путнике целительница не без труда узнала Кайдена, его лицо скрывал капюшон. Мужчина, сидевший напротив Ли и уже грезивший о сладкой победе, тотчас растерял всё своё хладнокровие и, достав из мешка чью-то отрубленную руку, вскочил, уронив табурет. Возникла словесная перепалка, Лианна не понимала толком, о чём идёт речь, однако стремилась подметить и запомнить мельчайшие детали. Улучив момент, мужчина дернулся и попытался сбежать, но это ему не удалось – появились рыцари из Королевского Ордена. Таверна вновь погрузилась в тишину, люди замерли, наблюдая, как его, уже смирившегося со своим поражением, выводят из заведения. Когда делегация исчезла, заиграла музыка, официантки стали разносить еду, запахло жареной олениной и печёными яблоками. Целительница засмотрелась по сторонам и, повернувшись к столу, увидела, как пьяница, желая всё-таки урвать последнюю наживу, сгрёб к себе все ценности, включая её кулон. Кайден оказался рядом и безжалостно вонзил кинжал в руку мужчины, который попытался накрыть ею, вновь разгорающийся, кристалл. Раздался пронзительный вопль, заглушенный смехом и весёлыми криками. Протрезвев от невыносимой боли, мужчина, явно не отличающийся воинскими качествами и сильным духом, но зато острый на язык, поспешил покинуть таверну, осыпая всех проклятиями. Все вещи остались лежать на столе. Лианна покосилась на мешочек с деньгами, однако не тронула монеты, выиграть ей не удалось, и, видимо, сегодня она останется без сытного ужина. Взяв кулон, который показался ей поразительно холодным, целительница вновь надела его. 
– Ты так далеко от Нордтерна, да ещё и без сопровождения служителей Ордена, – Кайден снял капюшон и заглянул Ли в глаза, взгляд девушки бесцельно блуждал по столу. Целительнице стало неимоверно стыдно, что она, как последняя попрошайка, пытается заработать на еду, играя в азартные игры, в Ордене над ней бы точно посмеялись. И вновь возникли сомнения, а правильно ли она поступила, уйдя из того места, которое долгие годы считала своим единственным домом... – Последняя миссия закончилась для тебя не самым благополучным образом?
– Я приняла решение покинуть Орден навсегда. Теперь я вольная птица, – Лианна заглянула в серо-голубые глаза. – Взаимоотношения со служителями накалилась до предела, а я не захотела склонять головы и признавать вину в том, в чём совершенно не была повинна. Правда, теперь немного успокоившись и всё осознав, думаю, а не поспешила ли я. Желание вырваться из клетки уже давно не давало мне покоя, и я тайно грезила о том, чтобы изменить свою жизнь, но всё не хватало смелости. А сейчас я чувствую, как жизнь заиграла новыми красками, жаль, только серыми, – грустная улыбка скользнула по лицу целительницы. Однако встреча с Кайденом согрела душу Ли, и она решила потратить последние монеты, заказав ром и яблочный пирог. В этот вечер так не хотелось поддаваться унынию, барды наигрывали весёлую музыку, переливы которой удивительным образом заряжали позитивной энергией. 
Миловидная официантка принесла еду, расставляя тарелки, она кокетливо улыбнулась Кайдену, взмахнув длинными ресницами, при этом Лианна подавила смешок, стараясь сохранить серьёзное выражение лица. Съев пару кусочков и утолив первый голод, Ли почувствовала, как по телу разливается приятное тепло. 
– Благодарю, что помог вернуть кулон. Это для меня очень важно, – целительница коснулась руки Кайдена и слегка сжала её. – Порой мне кажется, что он волшебный, излучает свет сам по себе, иногда тёплый, но чаще всего холодный, словно лёд. Единственная вещь, которая осталась мне от настоящих родителей, с этим кристаллом меня когда-то и нашли. Думаю, он приносит счастье, – откусив ещё кусочек пирога, девушка задумчиво повертела в руках бокал с горячительным напитком и залпом осушила его. – Вот так умеют пить настоящие драконы, – Лианна засмеялась. – Сестра и братья всегда негодовали, у них-то не было такой способности, люди быстро поддаются дурману. 
– Кстати, а кто был тот человек, за которым ты пришёл сюда? – Ли с интересом посмотрела на Кайдена, подперев кулаком щёку. – И какая великая тень, что разрушит империи? Звучит, как очередное приключение…

+1

5

Лианна как-то поспешно отвела взгляд, словно стараясь скрыть то, что читалось в её глазах. Вспомнив Колена, ассасин слегка нахмурился. Что-то подсказывало ему: капитан Ордена вполне мог быть причастен к тому, что произошло с целительницей после её возвращения в Нордтерн. Он не был похож на человека, который легко забудет тех, кто не желал подчиняться, да ещё и обводил его вокруг пальца.
— Я приняла решение покинуть Орден навсегда. Теперь я вольная птица.
Девушка, наконец, взглянула на собеседника. Кайден, напротив, старался периодически посматривать по сторонам, поскольку успел заметить нечто подозрительное в действиях кое-каких личностей. Несколько человек расселись по разным уголкам таверны, но их взгляды оказались прикованы к одной точке - столу, за которым сидел ведьмак и уже бывший лекарь Северного Ордена. Само собой, свою слежку он пока что открыто не показывал перед Уалингфорд, решив повременить с этим вопросом до более подходящего момента.
— Желание вырваться из клетки уже давно не давало мне покоя, и я тайно грезила о том, чтобы изменить свою жизнь, но всё не хватало смелости. А сейчас я чувствую, как жизнь заиграла новыми красками, жаль, только серыми, — после этих слов на лице Лианны мелькнула печальная улыбка.
Эверхарт, вновь нахмурившись, повертел в руках стилет, разглядывая мелкие царапины на блестящем лезвии. Стремление к свободе - настолько знакомое чувство, что малейшее размышление об этом приводило к серьёзной ностальгии. Ассасин, сколько он себя помнил, с первого дня в Тарионском ордене больше всего на свете жаждал свободы, освобождения из тюрьмы, в которую попал, будучи ещё ребёнком.
Весёлая музыка, наполнявшая помещение, будоражила сознание местных выпивак, а оттого они начинали сходить с ума пуще прежнего. Кто-то даже пустился в пляс прямо на столе, и некоторые поспешили присоединиться к сему действу. Эверхарт незаметно осмотрел таверну: подозрительные личности по-прежнему оставались на своих местах.
Он настолько отстранился от всего, что окружало, сосредоточив внимание на шпионах, что пришёл в себя лишь тогда, когда почувствовал прикосновение к своей руке, от которого даже слегка вздрогнул.
— Благодарю, что помог вернуть кулон. Это для меня очень важно.
Кайден уставился на Лианну несколько отрешённым взглядом, а после слегка улыбнулся в ответ. Собеседница вновь заговорила, рассказывая о своём кулоне, и ассасину оставалось только периодически кивать, давая ей понять, что внимательно слушает её. Затем Уалингфорд выпила залпом всё содержимое своей кружки, что немало удивило чернокнижника, хоть это изумление и нашло своё проявление в слегка приподнятых бровях. Смех девушки немного разрядил напряжённую обстановку.
– Сестра и братья всегда негодовали, у них-то не было такой способности, люди быстро поддаются дурману.
Это верно. Мой отец тоже не обладал такой способностью, — подперев ладонью подбородок, согласился брюнет. — Периодически он напивался, и происходило сие быстро. Говорил, что скорбит из-за ухода матери... С того момента прошло уже много лун, но он никак не успокаивался, — ведьмак, упрятав стилет под наруч, чуть нахмурился. — Я не понимал этого. В моей памяти не осталось даже её лица, и мне совершенно не приходило в голову, что отец мог любить её не только все те годы, когда она была рядом, но и после. Я не был глупым ребёнком, но вот в чём я совсем не смыслил, так это во взрослых чувствах.
Воспоминания вновь натолкнули ассасина на определённые размышления, которых он, признаться, предпочёл бы избежать. Но, увы, мысли возникали сами собой. Кай однажды решил никогда не ворошить прошлого, так какого чёрта он сейчас делает? Неужели так сильно стал доверять этой девушке, что готов рассказать ей о своей жизни?
– Кстати, а кто был тот человек, за которым ты пришёл сюда? – Лианна с любопытством посмотрела на черноволосого. – И какая великая тень, что разрушит империи?
Снова поймав сидящего в тени незнакомца за слежкой, Эверхарт поспешил отбросить моментально пришедшую на ум идею "подкараулить и прирезать". Когда имеешь дело с фанатиками, последствий не избежать. Он знал это прекрасно, и опасался сейчас вовсе не за свою шкуру. Шпионов здесь несколько, и все они видели Лианну. Теперь Эверхарт не мог просто так взять и уйти, оставив её здесь одну.
Сейчас он отлично понимал, что означает слабость для человека, выполняющего грязную работу. Этой слабостью его при удобном случае легко могут шантажировать. И если бы к горлу целительницы приставили кинжал, брюнет действительно бросил бы своё оружие, сдавшись. Раздражало? Безусловно. Собственная неосмотрительность оборачивается для Кайдена весьма скверно. Позволить себе привязанность, будучи наёмником - просто прекрасно, ведь проблемы лишними не бывают.
Знаешь, я бы советовал остановиться не здесь, а в самом Асгиноре, — негромко заявил Кайден, переводя взгляд на собеседницу. Обсуждать подобные вещи в таверне было бы крайне опасно, ровно как и задерживаться здесь надолго. Ему хотелось увести Уалингфорд подальше от этих ошалелых глаз, следящих из каждого угла.
Любой ведьмак может найти там своё пристанище.
Будет лучше, если она останется в безопасности, пока он вновь продолжит пачкать руки в крови. Но обезопасить девушку непросто: зная Лианну, наивно было бы полагать, что она и носа не высунет из Асгинора, пока Эверхарт занимается убийствами. Поэтому на ум ассасину пришла, на первый взгляд, весьма безумная идея:
Скажи, ты не думала о том, чтобы стать охотницей? Я мог бы взять тебя с собой, как свою ученицу, тогда ни у кого в крепости не возникнет никаких вопросов, — поднявшись с места, мужчина бросил на стол несколько золотых монет, чтобы оплатить ужин Уалингфорд, а после пригласил её выйти на свежий воздух. Следовало уйти от фанатиков.

Стоило скрипнуть входной двери, Кайден поспешно затащил девушку за угол. Наблюдатели покинули таверну следом за ними, как, впрочем, ведьмак изначально и ожидал. Вот только они оба едва успели скрыться до того, как шпионы подошли ближе. Схватив Лианну, Эверхарт завалился вместе с нею в самые дальние кусты, чудом не издав сильного шума. Правда, когда целительница упала на него сверху, чернокнижник всё же встретился затылком с землёй. Но, стоит отдать должное, это было не так уж и больно. Приложив палец к губам, ассасин велел Уалингфорд не издавать ни звука. Музыка и гогот из таверны заглушили шорох падения, поэтому им обоим знатно повезло.
Время шло. Преследователи осматривались вокруг, проверяя окрестности. На лице Кайдена медленно появлялась ухмылка. Он смотрел в яркие глаза девушки, и, должно быть, от такого прямого взгляда ей даже могло сделаться не по себе. Наверняка это весьма неприятно, как минимум - прямых взглядов никто не любит. Сложно было понять, что отражал тот странный огонёк, вспыхнувший в глазах брюнета. Он и Лианна были настолько близко друг к другу, что ведьмак ощущал её тёплое дыхание на своём лице. Это было довольно... довольно что? Непривычно? Соблазнительно?
Шаги неприятелей всё ещё были слышны неподалёку, однако в сторону беглецов никто не направлялся, что значило только одно - притаиться удалось очень вовремя. Асгинор находился в противоположной стороне, так что стоило лишь дождаться, когда фанатики исчезнут из виду, скрывшись за деревьями, и можно отправляться в путь.
Ассасин не умел подавлять в себе желание позабавиться, а подобные неловкие ситуации только раззадоривали его. Это падение действительно оказалось случайным, единственным возможным решением в возникшей экстренной ситуации, но всё это оказалось безумно привлекательным. Кайден смотрел на Лианну, а в его взгляде по-прежнему сверкали лукавые искорки. Оставалось только догадываться, что могло быть у него на уме в эти минуты. Наконец, Эверхарт приподнялся, опустив руку на тонкую талию девушки, а после словно потянулся к её губам, неторопливо и осторожно, но в последний момент невинно увильнул в сторону, превратив сие действо в самую обыкновенную попытку помочь ей сесть.
Стоит отметить: конкретно эта неловкая ситуация что-то задела в его душе. Неужели он действительно что-то чувствует? Почему-то в последние мгновения этой крайне увлекательной игры в сердце вспыхнуло некое волнение.
К слову, я не знаю, за что отец так любил мою мать, — нарушив молчание, заговорил ведьмак. — По его рассказам можно сделать вывод, что чаще всего она заставляла его страдать, а не чувствовать себя счастливым, — Эверхарт, осознав, что на самом деле ощущает себя довольно странно, находясь в близости с Лианной, быстро встал на ноги и ещё раз осмотрелся, дабы удостовериться, что вокруг всё спокойно. Подав руку девушке, он помог и ей подняться с земли.
"Что за чёрт," — мысленно выругался Кайден, скрипнув зубами от раздражения. "О чём ты вообще думаешь, идиот? Тебе ничего не светит, да и не нужно, чтобы светило. Не в том русле твоя жизнь течёт, чтобы ты позволил себе такого рода... увлечения."

+1

6

На мир медленно опускалась ночь. Чуткий слух Лианны уловил шорох и хлопанье крыльев где-то под крышей таверны, пробуждались летучие мыши, скоро начнётся их охота. А веселье в заведении тем временем набирало обороты, многие только входили во вкус. Воспоминания Кайдена о матери и об отце несколько удивили Ли. Неужели он ей доверяет? Никогда прежде Кай не был так откровенен и не заговаривал о своей семье. Лёгкая улыбка чуть тронула губы целительницы. Она пообещала себе, что расспросит его о прошлом в более располагающей к подобной беседе обстановке. Если, конечно, эта встреча будет не последней. Однако думать о том, что, быть может, совсем скоро закончится сегодняшний вечер, и их пути вновь разойдутся, Ли не хотелось. Она, наоборот, стремилась как можно дольше удержать эти мгновения, удержать его рядом. 
Только сейчас Лианна заметила некую напряженность во взгляде Кайдена. Тогда целительница обратила внимание на мужчин, сидящих за столиками, разбросанными по углам таверны. Они отличались от прочих тем, что, как ранее и сама Ли, отказались делать заказ, не поддавались общей расслабляющей атмосфере и неотрывно смотрели в их сторону. Отогнав тревожные мысли, Лианна с удовольствием доела последний кусочек пирога. 
— Знаешь, я бы советовал остановиться не здесь, а в самом Асгиноре. Любой ведьмак может найти там своё пристанище, — Кайден вновь взглянул на целительницу. Это предложение несколько озадачило Ли. Чёткого плана на будущее у неё не было, да, что уж говорить, Лианна даже не представляла, где проведёт эту ночь. — Скажи, ты не думала о том, чтобы стать охотницей? Я мог бы взять тебя с собой, как свою ученицу, тогда ни у кого в крепости не возникнет вопросов.
— Я смутно представляю, какие навыки и знания нужно иметь, чтобы овладеть искусством ведьмачества. Но, надеюсь, у меня не совсем запущенный случай, — Ли улыбнулась, заправив выбившуюся прядь волос за ушко. — Что ж, как и в старые добрые времена, я согласна провести эту ночь с тобой, — весёлые искорки заплясали в глазах Лианны. Отказаться от такого предложения было бы очень глупо, сейчас она находилась не в том положении, чтобы выбирать. К тому же затея показалась ей весьма заманчивой, осталось только разобраться, что к чему. Ли привыкла всё схватывать на лету, этому правилу её научила жизнь. Кайдену целительница доверяла и знала, что с ним она не пропадёт, однако слишком злоупотреблять его радушием и хорошим отношением Лианна совсем не жаждала. Заплатив за ужин Ли, ассасин предложил ей отправиться в путь немедленно. Девушка кивнула и последовала за ним к выходу, душная таверна усыпляюще начинала действовать на неё. Прохладный ветерок растрепал тяжелые косы пшеничных волос, принёс лесную свежесть, Лианна зажмурилась, наслаждаясь этим моментом. Неожиданно и достаточно резко Кайден потянул целительницу за угол. Приготовив целую реплику возмущений, Ли почувствовала, как он увлекает её в кусты, запнувшись о какой-то корень, девушка поцарапала ногу и неловко начала падать, однако приземление было довольно мягким. Лианна улыбнулась, вся эта ситуация показалась ей очень забавным зрелищем. Низко свисающие ветки путались в волосах и больно тянули их, потому целительница опустила голову чуть ниже и почувствовала дыхание Кайдена. Ли замерла и смутилась, лёгкий румянец окрасил её щеки, однако покров ночи сокрыл это от глаз чернокнижника. Кай приложил палец к губам, Ли едва заметно кивнула, она сообразила, в чём дело, те люди из таверны хотели обагрить землю их кровью. 
Сколько прошло времени, Лианна с трудом могла сказать, спина затекла в неудобной позе, однако она отчётливо слышала шаги, преследователи продолжали искать следы беглецов. Заглядевшись на маленького рыжего жучка, ползущего по травинке вверх, Ли не сразу поняла, что Кайден смотрит на неё в упор. Лианне этот взгляд совершенно не понравился, он буквально прожигал, проникал в душу, ломал всякие преграды, которые девушка выстраивала годами. Она сама была большим любителем поиграть в «гляделки» и практически не знала равных себе, любой мог стушеваться под её взглядом, однако сейчас Ли отчаянно проигрывала. От негодования целительница закусила губу, видимо, для игр был неподходящий день. Лианна почувствовала, как щёки вновь начали гореть, на лице Кая появилась странная ухмылка, а в глазах полыхнули искорки, она никак не могла совладать с эмоциями, ей показалось, что воздух вокруг стал поразительно тяжёлым, плотным и нещадно давил. Решив выбираться из этих кустов во что бы то ни стало, Ли позабыла о головорезах, бродящих неподалёку, и зашуршала листвой. 
Кай, как назло, опередил её. Он потянулся к Лианне, руки мягко, но уверенно легли на талию девушки. Сердце Ли пропустило удар. Ей показалось, что ещё чуть-чуть, и их губы соприкоснуться, от волнения она даже перестала дышать. Но Кайден лишь ускользнул в сторону, аккуратно помогая целительнице сесть, дабы больше не поцарапаться о ветки. Лианна сжала руки в кулаки, в глазах полыхнуло ледяное пламя. Неужели она всё надумала, и взгляд, и поцелуй, и чувства, а, быть может, это ночь способствовала полёту фантазии. За этот вечер произошло слишком много событий, Ли тяжело вздохнула. «Или он просто играет со мной,» — мрачная мысль закралась в сознание. «Но раньше я этого не замечала… Что вдруг могло измениться?! Да ты и сама хороша, главное, чтобы он не почувствовал твоих глупых порывов. Нужно быть сдержаннее и осмотрительнее».
— К слову, я не знаю, за что отец так любил мою мать. По его рассказам можно сделать вывод, что чаще всего она заставляла его страдать, а не чувствовать себя счастливым, — негромкий голос Кайдена вывел целительницу из размышлений. 
— Думаю, любовь не всегда приносит только счастье. Если человек вызвал бурю эмоций, ты его никогда не забудешь. Тем более, если это, и любовь, и ненависть, и страсть, особенно, когда они вместе, — глухо сказала Лианна, от очередного порыва ветра ей стало как-то зябко и холодно. Она лишь фыркнула, когда Кай протянул руку, помогая встать. Отряхнув платье и поправив причёску, целительница старалась больше не смотреть в его сторону. Единственной, кого разрешили Лианне забрать из Ордена, была её любимая лошадка, они давно уже подружились. Девушка часто после трапез приносила ей угощения и даже нарекла именем Чёрная комета, за удивительную окраску и молниеносную скорость, хотя прогулки они совершали не так часто. 
Кайден и Лианна ехали молча. У целительницы впервые не было никакого желания вести великосветские беседы. На небе тем временем появился молодой месяц, который освещал их путь. И вскоре на горизонте показалась величавая крепость, отбрасывающая непроглядные чёрные тени. Старые стены, испещренные маленькими трещинами, возвышались грозно и сурово, наводя страх на приближающихся врагов. Въехав через старые кованые ворота, Ли оказалась в небольшом поселении, на эту ночь она решила остановиться в местной таверне, а отведенная комната была вполне сносной для проживания. Усталость целительницы как рукой сняло, она решила не тратить время на сон. Усевшись на подоконник и распахнув настежь окно, Лианна стала предаваться размышлениям. Она не заметила, как мысли плавно вернули её к Кайдену. Она так и не могла понять, что именно чувствует к нему, ещё вчера он был другом, приятелем, да кем угодно, а сегодня… Ли задумалась. «Или что-то незримое и едва уловимое было между нами всегда?!» Воспоминания из далёкого прошлого стремительным вихрем ворвались в комнату вместе с очередным порывом ветра. Целительница зажмурилась и потрясла головой, прогоняя все мысли в небытие. Разгорался новый день, ночь постепенно таяла на западе, а Ли так и не сомкнула глаз. Впервые за много дней она чувствовала себя счастливой и свободной. Не желая больше сидеть и дожидаться Кайдена, который обещал к ней зайти с утра, Лианна решила всё исследовать и разузнать сама. Так ведь было только интереснее. Приведя себя в порядок и накинув плащ, девушка вышла во двор. Солнце уже нещадно слепило, Ли прикрыла глаза рукой, когда со стороны крепостной стены послышались чьи-то громкие возгласы. Она практически бегом бросилась туда, где как раз заканчивался тренировочный бой. Какой-то парнишка упал в пыль, громко застонав, наверное, это был такой же ученик, как и она теперь. Ли много раз видела тренирующихся рядовых Ордена, хотя это и не разрешалось целителям, втайне она мечтала научиться владеть холодным оружием в совершенстве и одолеть своего соперника. Выбрав деревянный меч и покрутив его в руках, Лианна вышла на середину специальной площадки. 
— Кто из вас готов сразиться со мной? — обведя четверых мужчин и одну девушку взглядом, громко крикнула Ли.

Отредактировано Lianna Walingford (2019-04-24 09:52:18)

+1

7

"Любовь не всегда приносит только счастье."
Эти слова достаточно долго не покидали головы ведьмака. Брюнет никогда не задумывался об истинных чувствах, это всегда оставалось чуждым для него. До недавнего времени он даже не видел особую разницу между любовью и обычным проходящим физическим влечением. Просто потому что ему до этого не было дела, а лишние ненужные размышления были совершенно ни к чему. Он привык думать о том, как бы ухватить хорошо оплачиваемое задание, как лучше провернуть убийство... Об отдыхе в таверне, где, выпив эля вместе с немногочисленными приятелями, можно со спокойной душой поймать себя на мысли, что в ближайшее время денег будет в избытке и беспокоиться не о чем.
И сейчас чернокнижнику казалось, что он совершает ужасную ошибку, позволяя своей привязанности расцветать. Ассасин мог бы подавить себя, и часть его сознания практически кричала об этом... А другая, напротив, заставляла сомневаться в том, что такие кардинальные меры необходимы. Каким бы ни было тёмным его прошлое и настоящее, какой холодной ни была его собственная душа, Кайден вынужден признать одну весьма банальную вещь: он хотел, чтобы его любили.
Понимал, что любить его не за что, но всё же... Эта навязчивая мысль, глупая мечта упрямо ассоциировалась с Лианной.
Эверхарт догадывался, что ничего счастливого его тёплые чувства не принесут, что ничем хорошим всё это не может закончиться. Его недавний поступок определённо заставил девушку как минимум негодовать, о чём свидетельствовала полная тишина на протяжении всего пути. Уалингфорд не была похожа на кого-то другого, и в сложившейся ситуации Кайден в этом в очередной раз убедился. А результат недавней игры ассасина - не более, чем показатель отношения целительницы к нему. Показатель отсутствия чувств, схожих с теми, что испытывал он сам. Недавние размышления о любви отца к матери сейчас показались Эверхарту чертовски ироничными.
Вот только вид у него сделался ещё более угрюмый, чем обычно.

Усталость заставила ведьмака упасть на старую кровать и практически сразу окунуться в царство Морфея. Перед тем, как уйти в свою комнату, он предупредил Лианну, что утром зайдёт за нею, чтобы отправиться в дальнейший путь.
Вокруг была лишь кромешная тьма и ни единого источника света. Кайден ощущал её мягкий, обволакивающий холод, слушая слабое эхо собственных шагов. Это место казалось ему знакомым: порой во снах он надолго застревал здесь, бесцельно бродя в неизвестных направлениях. Вот и сейчас, как обычно, Эверхарт совершал свою прогулку по территории, которую даже не мог видеть. И здесь ему было спокойнее, чем в мире реальном. Здесь он мог просто существовать, и все проблемы словно уходили на второй план, позволяя забыться.
Но в этот раз картина вдруг начала постепенно меняться: сначала возвращались звуки, а затем и возможность видеть чуть дальше своего носа.
Вода, от которой исходило странное тёмное свечение, весело плескалась под ногами, стоило совершить следующий шаг. Знакомый голос, назвавший чернокнижника по имени, вынудил его замереть на месте и похолодеть.
— Я знаю, как ты жалеешь о прошлом.
Впервые за долгие годы Кайден не хотел оборачиваться. Он не знал, кого мог увидеть позади себя, но не сомневался: то, что обращалось к нему голосом отца, попросту не могло им являться. Или же...
— Я знаю, что ты больше всего на свете мечтаешь всё исправить.
Оно приближалось со спины. В один момент Эверхарту захотелось двинуться с места, но он не шевельнулся, когда холодные пальцы сильно сжали его плечо.
— Ты способен это сделать, Кайден.
Ассасин резко обернулся, встретился лицом к лицу с собственным отцом и неестественно побледнел. Сейчас он действительно был похож на оживший труп, лишённый даже кровинки.
Ты умер, — произнёс черноволосый, делая шаг назад. Отвратительное предчувствие острыми когтями царапало сердце. Что-то предсказывало ведьмаку: дело плохо.
— Мертво лишь моё тело, но в тебе достаточно сил, чтобы это изменить, - прошелестело существо, вновь приближаясь.
Ты умер, — повторил брюнет, и его голос прозвучал гораздо твёрже, чем изначально.
Отец никогда прежде не являлся ему во снах, никогда не говорил с ним. Так почему он решил прийти именно сейчас? Происходящее наталкивало лишь на одну мысль: это точно не мог быть Эрион Эверхарт. Но кто тогда стоял перед ним?
— Я знаю, чем ты жил, оказавшись в Ордене ассасинов... Одним лишь стремлением вернуться домой, к своей семье, — заметив, что Эверхарт вздрогнул, мужчина продолжил: — Но наш могущественный тёмный бог поможет тебе и мне вернуть то, что было однажды отнято... Я хочу жить снова.
Не оставалось сомнений, что кто-то намеренно пытается сыграть на его чувствах ради собственной выгоды. И, признаться, делает это весьма умело, поскольку поначалу чернокнижник действительно полагал, что видит собственного родителя. В это мгновение ведьмак ощутил, как в нём закипает гнев.
Ты посмел явиться в обличье моего отца, — процедил Кайден, прищуриваясь и делая шаг навстречу существу. — Залез в мою голову, разворошив прошлое...
Но собеседник перебил его, не позволив договорить.
— Мы, чёрные маги, можем стать твоей семьёй. Единственной семьёй, которая примет тебя. Посмотри на этот мир: в нём царит несправедливость, и такие, как мы, вечно останемся изгнанниками. Неужели тебе не надоело скрываться? — голос незнакомца изменился, приобретая некую демоническую окраску. Брюнет собрался было схватиться за рукоять своего кинжала, но обнаружил, что в этой реальности он совершенно безоружен. — Ты никому здесь не нужен.
Эверхарт под гнётом этих речей сгорбился, что было ему совершенно несвойственно. Сказанные неизвестным существом слова являлись чистейшей правдой. Он знал это всегда, ловил себя на подобных мыслях, но раньше просто старался не задерживать их у себя в голове - кажется, так легче жилось. Сколько бы благородных поступков Кайден ни совершил, откройся кому-то его главный секрет - никто и никогда не вспомнит о совершённых им благих деяниях. Всё это перекроет клеймо чернокнижника, а приговором будет одно - смерть.
— Странно: такой, как ты, ещё надеется быть счастливым, — отцовское лицо исказилось в холодной, почти издевательской улыбке. — Каждый, кто тебе дорог, оказывается под угрозой. А тот, кто узнает о твоей природе, сравнит тебя с чудовищем, заслуживающим только гибели. Ты всё ещё хочешь защищать этих людей? Людей, которые будут проклинать и ненавидеть тебя, требуя жестокой казни?
Ведьмак хотел бы сказать, что незнакомец лжёт, что все его слова пусты и бессмысленны... Но он молчал. Молчал, потому что эти речи были правдивы, потому что в глубине души он неоднократно приходил к такому же выводу.
— Сила нашего бога велика. Мы покараем тех, кто долгие столетия безжалостно истреблял наших братьев. Нам не нужно будет больше скрываться. Прими свою истинную сущность, и только тогда будешь счастлив.

Кайден распахнул глаза. Сердце колотилось в груди с бешеной скоростью, а оттого всё тело бросило в сильный жар. Он чувствовал, как по виску медленно сползает капелька холодного пота. Только спустя несколько мгновений ассасин осознал, где именно находится и что произошло в последние дни. Дыхание сбилось, словно всё время, проведённое во сне, он не сделал ни единого вдоха.
"Кто был этот... человек? Существо?" Черноволосый скрипнул зубами, негодуя из-за собственной слабости. Крепко сжав ладони в кулаки, вцепившись в простынь, он смотрел на потрёпанный временем потолок, пытаясь разобраться в том, что только что увидел.
То, как ловко незнакомец пробрался в его голову, выудив оттуда самые неприятные мысли и воспоминания, в какой-то степени даже пугало. Это был маг, тёмная сила которого очень велика. Эверхарт не понимал, в какой момент утратил бдительность и даже не заметил, как собеседник изучает его, копаясь в самых отдалённых уголках памяти и разума.
"Не тот ли это тип, на которого ведут охоту рыцари и на след которого я направил Королевский Орден?" Это объяснило бы, почему маг явился во сне именно сейчас. Возможно, он надеется на помощь со стороны ведьмака, если тот осознает, что его истинное место рядом с чернокнижниками? Почувствовав зуд где-то в районе запястья, Кайден снова почесал руку, но в этот раз он всё же решил сесть и взглянуть на то, что именно так раздражало кожу. И то, что предстало перед взором, прямо скажем, совершенно не обрадовало мужчину.
Дерьмо.
На руке ассасин увидел знак. Тот самый знак, что красовался на запястье недавно убитого им приспешника культа. Первое, что пришло ему в голову: взять кинжал и отскоблить клеймо вместе с кожей. Но потом брюнет решил иначе: возможно, это неплохой шанс для того, чтобы втереться в доверие к организации чернокнижников, дабы выведать больше информации. Или... быть тем, кто он есть на самом деле, примкнув к культу.
Чёрт его задери, — прошипел Эверхарт, взбешённый тем, что вновь допустил подобную мысль. Швырнув стилет на пол, словно избавляясь таким образом от вскипевших эмоций, он медленно выдохнул, заставляя себя успокоиться.
Нужно было вспомнить о миссии и месте, которое он в ней занимает. А также зайти за Лианной. Клеймо было благополучно скрыто под ассасинским наручем.
Однако, на протяжении не такого уж долгого пути до комнаты девушки мысли о разговоре с неизвестным магом никак не желали покидать головы мужчины. Снова и снова слова незнакомца звучали в его ушах: "Нам не нужно будет больше скрываться. Прими свою истинную сущность, и только тогда будешь счастлив."
Из глубоких раздумий Кайдена вывело осознание того, что Уалингфорд исчезла: комната целительницы была совершенно пуста. К очередному потрясению он точно не был готов... Множество скверных мыслей моментально замелькали в голове ассасина, в первые мгновения попросту мешая ему трезво соображать. С девицей могло случиться всё, что угодно!
Кай выругался. Хотелось жёстко браниться и по пути к выходу из таверны, и в процессе преследования сбежавшей девушки. Ведьмак делал это мысленно, но сие успокаивало слабо. Благо, свежие следы вели в сторону форта Асгинор, и брюнет хотя бы знал, где застанет бывшую служительницу Ордена. Оставалось надеяться, что по дороге на неё хотя бы никто не успел напасть. "Глупая девчонка."
Зная, что подозрительные личности ведут за нею слежку, Лианна вылезла в одиночку искать приключений на одно место, так и не дождавшись, когда Эверхарт подробно объяснит ей всю суть сложившейся ситуации.
О, Кайден уже представлял, какой по приезде их ждёт разговор.

+1

8

— Чтобы вступить в наши ряды, прежде всего ты должна научиться ловкости и сноровки, стать быстрее лани и стремительнее ястреба. Умей анализировать и видеть слабости врага. 
Вперёд выступил мужчина практически на голову выше Ли, он был одет в легкий доспех, отливающий серебром в лучах яркого солнца. Глаза Лианны широко распахнулись от удивления и ужаса, когда она увидела, что в руках воин держал огромный молот. Хоть он тоже был предназначен всего лишь для тренировок, целительница почувствовала неподдельный страх за свою жизнь, она уже пожалела, что ввязалась в эту авантюру, что бывало очень часто в её жизни. Пути назад не было. «Кажется, таким молотом можно уложить с одного удара или разрубить пополам» — мелькнула глупая мысль. Мужчина по имени Хеддвин, отвечающий за оружие, подбежал и сунул оторопевшей Лианне щит. 
Бой начался. Девушка даже не сразу поняла, что верзила уверенным шагом направляется к ней, она в последний момент успела отскочить в сторону, когда молот, с треском прорезавший воздух, обрушился на землю в метре от неё. Лианна развернулась и приняла удар, закрываясь щитом, она едва устояла на ногах, чуть пошатнувшись. Воин вновь замахнулся молотом, и Ли с криком уклонилась. Целительница усердно пыталась сосредоточиться и предвидеть слабые места своего врага, но не могла ничего предпринять, кроме как в очередной раз избежать атаки, она так и не смогла нанести ни одного удара. Солнце продолжало нещадно палить, стояла дурманящая жара. Силы Лианны таяли, слишком много она потратила их на бесполезные движения, не приближающие её к победе. Однако и мужчина заметно подустал, его удары стали менее сильными. Ещё один неловкий поворот, и Ли оступилась, не удержавшись на ногах, она села в песок, подняв облако пыли. Щит выпал из рук и, ударившись о землю, отскочил влево.
— Вставай, маленькая пташка, бой ещё не окончен, — верзила громко расхохотался. Лианна сдвинула брови и сжала кулаки, смеяться над собой она не разрешала никому. И тут её внимание привлёк ещё один меч, видимо, принадлежащий пареньку, который ранее проиграл свой бой. Быстрее молнии Ли схватила деревянное оружие и пристегнула его к поясу, спрятав в складках юбки. Откашлявшись и смахнув крошки песка с волос, девушка встала. Она сжимала в двух руках меч и им же защищалась, когда мужчина в очередной раз нанёс удар, сил удержать позиции не было. Схватив её деревянный клинок рукой, воин отбросил оружие в сторону. Молот мелькнул перед глазами Ли и остановился в дюйме от её шеи. 
— Ты проиграла, пташка, — губы растянулись в самодовольной ухмылке. 
— А вот и нет, приятель, — Лианна опустила взгляд вниз. Второй меч за секунду до полного поражения она успела выхватить и приставить к незащищенному доспехом боку верзилы. Ли с усмешкой посмотрела на него снизу вверх. Неодобрительно хмыкнув, мужчина отошёл, сложив молот.
Лианна обернулась и увидела мрачного Кайдена, наблюдавшего за происходящим действом. Его красноречивый взгляд яснее всяких слов говорил о чувствах, переполнявших ведьмака. Самая невинная улыбка скользнула по губам Ли. Да, целительница ушла, не предупредив Кая, даже не оставив записки, весьма некрасивый поступок, но сейчас какое-то внутренне торжество переполняло её. Он искал Лианну. А может быть и волновался… Холодные искорки загорелись в глубине её глаз, чтобы скрыть свои эмоции, девушка повернулась к подошедшему Хеддвину и отдала свой тренировочный меч. Расправив плечи и слегка пригладив растрепавшиеся волосы, Ли вальяжной походкой направилась к Кайдену. 
— Твоя ученица ещё даст фору любым закоренелым воякам, — Лианна рассмеялась, вспомнив своё эпичное падение. — Мне жаль, что я так неожиданно исчезла, но сидеть и ждать такого лежебоку, как ты, было весьма скучным развлечением, — заметив тень усталости и какой-то глубокой печали на лице Кая, Ли слегка напряглась. Что-то тревожило ведьмака, это однозначно. Но вот что?! — Расскажи мне всё о тех людях, которые вчера покушались на наши головы. И каковы будут  дальнейшие планы?.. А пока дойдём до таверны, со вчерашнего вечера крошки во рту не было. 
Они пошли другой дорогой, нежели той, что Лианна добиралась сюда утром. Девушка внимательно слушала Кайдена, и с каждым его словом обстановка всё нагнеталась, Ли даже почувствовала лёгкий озноб. Она и не заметила, что их плечи практически соприкоснулись, пока случайно не встретилась взглядом с Кайденом. Ли смущённо отстранилась. А деревья тем временем образовали небольшой лесок, пронизанный солнечными лучами.
— Послушай, Кай, — Лианна остановилась и легонько коснулась ладонью груди ведьмака. — Конечно, твой рассказ навевает не самые приятные мысли, но я же вижу, что тебя ещё что-то тревожит, — рука скользнула вверх, и Ли дотронулась до щеки Кайдена. — Ты можешь мне не говорить, только всё же не стоит в одиночку решать свои проблемы, у тебя есть друзья, — целительница улыбнулась, и, на секунду задумавшись, чуть ли не подпрыгнула от нахлынувших мыслей. — У меня есть весьма заманчивая идея. Чтобы немного оживиться и прогнать мрачные и тяжёлые думы из твоего сознания, сыграем в одну интереснейшую игру, — в глазах Лианны плясали задорные огоньки. — Если до края опушки ты меня догонишь, то так и быть, выполню какое-нибудь твоё желание, но если наоборот, — Ли нахмурилась, прикусив губу. — Я что-нибудь придумаю. 
Слегка приподняв подол платья, Лианна отсчитала двадцать шагов и остановилась около старого, поваленного дерева, заросшего мхом. — Чтобы уравнять шансы, — пожала плечами целительница. 
Замерев лишь на долю мгновения, Ли сорвалась с места и помчалась сквозь чащу. Бегать она всегда любила, однако кто знает, выйдет ли из этой игры Лианна победительницей. Звуки леса соединились для неё в один, это стук собственного сердца и мягкий шелест травы под ногами. Стараясь петлять, Ли немного выбилась из сил, да и недавний бой заметно сказывался, косы окончательно  распустились, и волосы волнами спускались по плечам. И в какой-то момент девушка отчётливо поняла, он её догонит, и от этого почему-то сердце забилось чаще…

Отредактировано Lianna Walingford (2019-05-19 02:45:08)

+1

9

Кайден подоспел как раз к самому разгару битвы, в которую умудрилась ввязаться неугомонная Лианна. Без приключений она никак не может обойтись.
В процессе поездки гнев ассасина значительно поутих - долгие эмоциональные всплески были для него совершенно несвойственны. Однако, это вовсе не означало, что неприятный разговор теперь не свершится. Эверхарт по-прежнему собирался чётко обозначить границы, которые в ближайшее время девушке переходить не стоит.
Брюнет остановился чуть поодаль, прислонившись спиной к стене и скрестив на груди руки. Вид у ведьмака был более мрачный, чем обычно, поэтому то, что он находился не в духе, не могло остаться незамеченным. Во всяком случае тем, кто знает его достаточно хорошо.
Несмотря на то, что очередная затея Лианны Кайдену совершенно не была по душе, а её воинское мастерство ещё предстояло оттачивать, он почему-то хотел верить в силы своей подопечной. Ассасин наблюдал, и наблюдал внимательно, отмечая для себя, чем в первую очередь стоило заняться. Ловкость бывшей целительницы, несомненно, являлась плюсом, а значит, ее и следовало превратить в главное преимущество. Кроме того, брюнет решил, что покажет ей некоторые приёмы ассасинов, но к этому стоило приступить позднее, уже после того, как Лианна освоит основное.
Уалингфорд защищалась, уклоняясь от ударов молота. В миг, когда оружие с грохотом встретилось со щитом, что был в руке начинающей ведьмачки, Эверхарт всерьёз напрягся. При неудачном стечении обстоятельств у такой хрупкой девушки от подобного могут и кости треснуть... Желание вмешаться в сие действо он быстро в себе подавил: это был бой Лианны, и останавливать его не стоило. Происходящее в любом случае станет отличным уроком для неё.
Сражение окончилось, и окончилось далеко не провалом его ученицы. Противник целительницы, к слову, явно был раздражён таким исходом сражения, однако молча отошёл прочь, захватив своё оружие. Эверхарт слегка приподнял бровь: удивительно, что Хадгар настолько спокойно воспринял неудачу. Этот ведьмак всегда был... весьма буйным, скажем так.
— Твоя ученица ещё даст фору любым закоренелым воякам, — как ни в чём ни бывало, рассмеялась Лианна. А вот чернокнижнику сейчас было совершенно не смешно. Его взгляд оставался холодным и колючим. Правда, начать запланированный разговор он не успел, ибо его вновь опередили.
— Мне жаль, что я так неожиданно исчезла, но сидеть и ждать такого лежебоку, как ты, было весьма скучным развлечением.
Кайден не собирался рассказывать о своих ночных видениях, по вине которых, вероятно, он проснулся не так рано, как собирался. Однако, неосмотрительность и беззаботность девушки, продемонстрированные ею недавно, так и подталкивали его на какое-нибудь жёсткое ответное замечание. Но, быстро скользнув взглядом по окружающим, Эверхарт решил приберечь эту тему для беседы наедине. Ведьмак понимал, что Лианна пытается разрядить обстановку, пытаясь шутить, но будет лучше, если она осознает в полной мере, какая опасность могла её поджидать.
О фанатиках Уалингфорд напомнила чернокнижнику сама, пока они шли менее людной дорогой.
Культ Отречённых. Так они себя называют, — негромко заговорил Кайден, когда убедился, что нет никого, кто мог бы случайно услышать эту беседу. — Чёрные маги, одержимые жаждой мести за сотни лет истребления. Они стремятся к справедливости, но их деяния приведут лишь к ещё большим разрушениям. Тот человек, Ульмер, которого я сдал гвардии... Он знаком с очень сильным магом, за которым рыцари гоняются уже несколько лет, — брюнет видел, что Лианне становится не по себе от таких новостей, но продолжал, поскольку теперь знать об этом ей было просто необходимо. — Полагаю, Ульмер не дожил до сегодняшнего утра. Тех шпионов из трактира послали не только по наши души. Но гвардейцы знают своё дело, поэтому хотелось бы верить, что допросили они его практически сразу. Эти фанатики... — ведьмак остановился и внимательно посмотрел на Лианну. Его взор был мрачен. —...убийцы, чернокнижники. Обученные маги, а не недоучки, которые тренируют свои заклинания на восковых свечах. Надеюсь, ты понимаешь всю серьёзность ситуации и то, почему я был крайне недоволен твоим исчезновением.
Далее некоторое время они шли молча. В какой-то момент Кайден подумал о том, что его выговор получился уж слишком мягким. Но, с другой стороны, девушка не была одной из тех, до кого всё доходит с великим трудом. А он не являлся тарионским ассасином, прессующим своих учеников жёсткими речами и превращающим их лица в кровавое месиво.
— Послушай, Кай, — ведьмак остановился, стоило Лианне положить ладонь на его грудь. Он внимательно смотрел на целительницу, ожидая, что та собирается сказать. Правда, когда девушка коснулась его щеки, сохранить каменное выражение лица и не отвести взгляда оказалось крайне тяжело. Тем не менее, собственные эмоции всё ещё оставались чернокнижнику подвластны, и он действительно остался невозмутим. Ему крайне не хотелось, чтобы подопечная заметила, что его, как мальчишку, может волновать даже такой, казалось бы, безобидный жест.
— Ты можешь мне не говорить, только всё же не стоит в одиночку решать свои проблемы, у тебя есть друзья.
Видимо, он действительно не заметил, как выдал себя. Впрочем, даже это может быть поправимо. Распространяться о ночной беседе с представителем культа Эверхарт не хотел категорически, по крайней мере, сейчас. Неприятно признавать, но слова мага посеяли в душе ведьмака некие тёмные помыслы. Даже если Кайден когда-нибудь и расскажет правду, то лишь после того, как разберётся в себе. А пока что стоило сослаться на что-то другое, но не менее правдивое. Если Лианна станет меньше задумываться о его проблемах, то ей будет куда легче.
Но девушка уже загорелась новой идеей, которую ей нетерпелось воплотить в жизнь. Догонялки? Ведьмак хмыкнул, наблюдая за тем, как Уалингфорд отходит от него, готовясь в любой момент сорваться с места. Брюнет помнил, как играл в догонялки в беззаботном детстве, теперь казавшимся ему ещё более далёким. Но в этот раз Кайден позволил себе принять участие в детской забаве, параллельно с этим невольно погружаясь в воспоминания.
Восемнадцать лет назад он бежал так по улицам Форестерна, расталкивая прохожих и сбивая на своём пути всё, что под ноги попадётся. Как бы в настоящее время он ни стремился к свободе, полностью избавиться от каких-либо оков не получится. Всегда есть то, что так, или иначе, связывает руки. Но вот именно тогда, ещё будучи ребёнком, он был по-настоящему свободен.
В те годы он проиграл бы подобный забег, поскольку Лианна действительно быстра и проворна. Но сегодня натренированные ноги не подведут его.
Расстояние между ними постепенно сокращалось, приближая ведьмака к победе. Он видел, что девушка начинала сбавлять темп: силы постепенно покидали её. Удивительно, что после такого сражения она оказалась способна пробежать такое расстояние, да ещё и на скорость. По правде говоря, Эверхарт давно не испытывал подобного азарта и давно не позволял себе таких выкрутасов. Но целительница напомнила ему, каково это: вновь почувствовать себя ребёнком.
Немного вырвавшись вперёд, Кайден резко развернулся, собираясь напугать девушку столь внезапным поворотом событий. Но всё сложилось несколько иначе: Лианна действительно врезалась в ассасина, не успев затормозить, а тот, в свою очередь, не сумел удержать равновесия. И оба покатились вниз по холму.
Ты спрашивала, что именно меня волнует, — лёжа на спине после падения и разглядывая небо, вдруг заговорил брюнет. Вокруг воцарилась тишина, которую нарушал лишь шелест зелёных листьев. — Тревожные сны. В последнее время я всё чаще вспоминаю о прошлом,— Кайден перевернулся на бок, чтобы посмотреть на Лианну, и от неожиданности едва ли не вздрогнул. Девушка снова оказалась слишком близко к ведьмаку, но ему не хотелось создавать впечатление, что он старается держаться подальше. К тому же, это было бы полнейшей ложью. Поэтому ассасин не отодвинулся. — Когда мой наставник оставил меня лежать на снегу в луже собственной крови после одной из наших тренировок, я думал, что не выживу. Не помню, как пришёл в сознание, но это воспоминание по-прежнему осталось слишком сильным и периодически всплывает в голове, во снах. Такое отчётливое... — Эверхарт нахмурился, отводя взгляд. —...что я чувствую эту липкую кровь на лице, даже ощущаю её запах. Это странно, с одной стороны. А с другой, напротив.
Кайден прикрыл глаза и медленно, бесшумно вздохнул. Обычно он молчал о прошлом, но сейчас ничуть не беспокоился о том, что упомянул одну из былых страниц своей жизни. Это говорило о том, что ассасин доверяет Лианне.
Я более не потерплю твоих исчезновений из моего поля зрения, пока ты не закончишь обучение, получив возможность вести дела самостоятельно, — посмотрев в глаза девушки, ведьмак слегка прищурился. Затем, неожиданно вспомнив одну вещь, он продолжил: — Это, конечно, нельзя счесть за мою победную награду. Скорее, подобное лучше назвать требованием наставника. Что до моих личных желаний... Их я лучше оставлю при себе, — Кай усмехнулся одним уголком губ, не отводя взора от собеседницы. — Поэтому уступаю даме право на проявление своей фантазии.

+1

10

Лианне казалось, что она почти выиграла. Оставалось совсем чуть-чуть, она даже почувствовала вкус долгожданной победы. Но совсем неожиданно, закрыв собой желанный просвет между деревьями, прямо перед ней появился Кайден. Ли даже не успела напугаться или свернуть в сторону, на всей скорости девушка врезалась в ведьмака, и вместе они упали в небольшой овражек, наполненный свежей изумрудной травой. Перевернувшись на живот, Лианна перебирала пальцами лепестки диких цветов, только сейчас она поняла, как сильно устала за последние дни. 
— Ты спрашивала, что именно меня волнует, — Кайден лежал совсем рядом, обратив свой взор на далёкий небосклон. Ли была крайне недовольна таким жёстким падением, которое отзовётся ей синяками и царапинами. «А он ведёт себя как ни в чём не бывало», — обиженно покосилась на ведьмака целительница. — Тревожные сны. В последнее время я всё чаще вспоминаю о прошлом, — Кай повернулся на бок и внимательно посмотрел на будущую ведьмачку. Ли, в свою очередь, сделала вид, что продолжает увлечённо рассматривать цветы, но она чувствовала этот прожигающий взгляд. 
Рассказ Кайдена о минувшем, конечно же, затронул нотки души Лианны, она не могла бы остаться равнодушной в любом случае. Повернувшись к ведьмаку, Ли выслушала его затаив дыхание. Она видела, как во взгляде Кая скользят воспоминания о прошлом, словно безликие тени проносятся, с очередным порывом ветерка сменяя друг друга.
— Ты пережил страшные вещи и смог после всего остаться непобеждённым, — Лианна накрыла своей ладонью руку Кайдена. — Думаю, такое и не забудется никогда, но я не сомневаюсь, отец гордился бы тобой. Мы не можем знать, что было бы, сложись наша судьба иначе, зато в твоих силах изменить своё будущее, чтобы больше кошмары не тревожили в сновидениях тебя так часто, — улыбнувшись, целительница растянулась на траве, подставляя лицо солнечным лучам. 
— Я более не потерплю твоих исчезновений из моего поля зрения, пока ты не закончишь обучение, получив возможность вести дела самостоятельно, — строгий взгляд Кайдена многозначительно говорил, что больше он выкрутасов Ли выносить не станет. 
— Ну, хорошо, — Лианна рывком села и лукаво посмотрела на Кайдена. — Обещаю больше неожиданно не пропадать и быть прилежной ученицей. Хотя бы иногда... А насчёт желания, пожалуй, приберегу до лучших времён, только потом не жалей, что отдал его мне. 
Задумавшись, она тихо и уже не шутя произнесла. — Я тебя не подведу. 
День обещал выдаться насыщенным, в общем, как и многие последующие дни.

Поначалу Ли получала истинное удовольствие от обучения. Ей нравилось всё, постоянные изнуряющие тренировки, чтение Бестиария, который нагонял леденящий душу страх тёмными ночами. Перебравшись в саму крепость, где жили другие ученики, Лианна завела множество знакомств. По вечерам, когда на землю опускалась первая прохлада, и зажигались факелы, она часто ходила вместе с остальными в таверну, где бывалые ведьмаки под смех и звон бокалов травили очередные байки. В первых тренировочных боях Ли неизменно одерживала победу, то ли другие ученики были ещё более нерасторопные, то ли ей просто везло, но потом наступила череда поражений. И после проигранного в очередной раз поединка, Лианна, швырнув меч, ушла. К вечеру у неё на столе появился огромный труд о том, как правильно вести бой. Пролистав пару страниц сплошного текста, целительница лишний раз убедилась, что невозможно за книгами научиться военному делу, больше к ней она не притронулась. Зато в свободное время Ли сама изъявила желание научится стрелять из лука, что получалось гораздо лучше, нежели бои. Однако и упорные тренировки не прошли даром, в сражениях она изредка начала дотягивать хотя бы до ничьи, и не встречать поражения с непреклонным отчаянием. Кайден не делал своей ученице никаких поблажек, и Ли втайне мечтала взять реванш, грезила о победе.
Одним тёплым летним вечером Кай сообщил Лианне, что берёт её с собой на задание. Подробности особо не разглашались, целительница знала, что нужно сопроводить заключённого в Гриндерин, несомненно, этот человек был опасен. Она слышала, как в таверне перешёптывались о тёмной магии и о непроглядных тенях, появлявшихся по ночам. К большой радости Ли с ними отправлялся Хадгар, с которым девушка успела немного сдружиться, и ещё один странный ведьмак, Лианна никогда его раньше не видела. На попытки целительницы познакомиться и наладить мало-мальски сносный контакт, он ответил лишь угрюмым молчанием. 
В путь они отправились ещё до восхода солнца. Лианна предчувствовала приключения, ожидающие за порогом, и всю ночь не могла сомкнуть глаз. Выехав за пределы крепости, Ли решила лучше рассмотреть заключенного. Это был мужчина чуть старше средних лет, его бледное лицо и усыпанные сединой чёрные волосы и борода говорили о том, что он многое пережил за свой короткий по людским меркам век. Одно было примечательно в нём, это глаза, горящие ненавистью и неподдельной злобой. Везли мужчину в телеге из дерева, сооруженной по подобию клетки, Лианна насторожилась, увидев самую простую задвижку в качестве замка, отделяющую весь мир от этого злодея. Однако Хадгар несколько успокоил её, сказав, что руки мужчины связаны и что на нём надет ошейник из чёрного камня, подавляющий всякую магию, сам он его снять не сможет.
Поначалу они ехали по залитой ярким солнцем лесной дороге, вокруг чаща наполнялась самыми разнообразными звуками, это и шелест листьев на ветру, и пение птиц, спрятавшихся в кронах деревьев, и топот маленьких зверьков. Лес был наполнен жизнью. Лианна чувствовала себя счастливой, она любовалась открывающимся пейзажем и даже ненадолго забыла о заключённом. 
Ближе к вечеру всё изменилось. Лес стал мрачнее и гуще, солнце, озарив небо в последний раз, скрылось за горизонтом. Задумавшись, Ли поймала себя на мысли, что больше не слышит лесных звуков, вокруг была гнетущая тишина. Случайно посмотрев на едущую впереди телегу, она перехватила тяжёлый, давящий взгляд, мужчина неотрывно смотрел на целительницу. При свете дня он не казался таким уж зловещим, но сейчас, когда тени притаились за каждым деревом и кустом, и от земли стал подниматься белёсый туман, Лианна почувствовала леденящий страх. Вскоре был объявлен привал.
Посидев немного около костра с остальными, Ли заметила странное изменение и в своём отряде, все были как никогда молчаливы и сосредоточены, даже Хадгар не отпускал привычных похабных шуток. Взяв угощение для Чёрной кометы, Лианна подошла к лошадке, привязанной недалеко от телеги, и потрепала свою любимицу по холке. Послышался хруст ветки, и ведьмачка, вздрогнув, обернулась, однако никого не увидела. 
— Милая, добрая девушка, подойди ко мне ближе, — послышался сиплый голос из клетки. Мужчина сидел, свесив голову, однако Ли чувствовала его пронзительный взгляд, проникающий в самые потаённые уголки души. — А я ведь знаю тебя, Лианна… Знаю твои страхи, твои мечты, — мужчина глухо рассмеялся. — Разве ты забыла о своём обещании? Взгляни на небо в эту ночь, — целительница хотела убежать как можно дальше отсюда, не слушать его, но словно приросла к месту. Не было сил противостоять своему желанию, и она подняла глаза, увидев, как ярко горят звёзды. Ли знала их, и воспоминания эхом отдались в сердце, причинив боль. Сделав глубокий вздох и совладав с собой, она подошла ещё ближе к клетке, остановившись буквально в метре от неё. 
— Освободи меня, и я смогу тебе помочь, — мужчина резко вскинул голову, глаза сверкнули во тьме, в них плескалось что-то неведомое, манящее и ужасное одновременно. 
— Никогда, — Лианна сделала паузу. — Вы не сможете купить меня призраками прошлого, — она отвернулась и побрела обратно к ночлегу, ноги налились свинцовой тяжестью. 
— Я не предлагаю дважды, подумай над моим предложением, — Ли вновь услышала смех и от досады пнула камень, лежащий на тропинке. 
Вернувшись к костру в прескверном настроении, она поймала на себе взгляды. Даже не повернув головы, Лианна прошла к своему месту и, плюхнувшись на походный плащ, уткнулась в книгу. А перед глазами между тем по-прежнему горели увиденные звёзды.

+1

11

Дурное предчувствие не отпускало ведьмака с того самого момента, как в Асгиноре стало известно о том, что гвардейцы настигли свою цель. Брюнет даже выяснил некоторые подробности той миссии, подслушав разговор между послом и управителем форта. Он шпионил не из-за банального любопытства, а по причине уверенности в том, что некоторые факты от будущих исполнителей, скорее всего, намеренно скроют. Как и всегда, ассасин предпочёл знать больше, чем следовало, да и сама ситуация того требовала.
Могущественный маг сдался добровольно... Это ведь глупость. Весть о том, что под натиском рыцарского отряда чернокнижник действительно практически потерпел поражение казалась Кайдену совершенно неправдоподобной. Если говорить точнее, он не верил в то, что мужчина позволил заковать себя в кандалы, не преследуя при этом какой-то определённой цели. Не страх толкнул его на этот шаг, нет. Была на то другая причина.
Никто из служивых не задумывался об этом, поскольку вряд ли догадывался об истинной силе мага. Все они, очевидно, видели в нём только фанатика, балующегося с чёрной магией, и, подавленный артефактом, он уже не представлял для них никакой угрозы. Нельзя терять бдительность, потому что под маской беспомощного пленника скрывался очень сильный противник.
Ночь перед отправлением в путь стала для Кайдена одной из самых напряжённых за последние годы. Мысль о том, что эта затея может обернуться для всех ловушкой, не желала покидать его.

Дорога обещала быть долгой и трудной, а успех путешествия зависел от одного лишь ошейника, который должен был сдерживать магию пленника, не позволяя ему прибегнуть к колдовству. Малейшая ошибка - и искусный маг запросто пустит в ход свои силы, которые, как уже успел убедиться Эверхарт, у него были очень велики.
С самого начала эта идея с отправкой чародея в Гриндерин казалась ведьмаку, мягко говоря, нехорошей. Но увы, суд над преступником решено было провести именно в соседнем королевстве, куда должны были прибыть представители Эладармии, а также маги Совета Вартелиона. Неудивительно, что вокруг пленника поднялась такая суматоха: у них в руках, возможно, был лидер одной из групп тёмных фанатиков, появился шанс получить о Культе ещё больше информации, и, конечно же, все собирались решить судьбу этого мага. Всё, к чему сейчас они стремятся - искоренение веры в Астарта и полное истребление чернокнижников. Станут ли они осторожничать, когда их цель уже захвачена в плен? Будут ли вообще рассматривать тот вариант, что эта игра ведётся по правилам врага, или поймут это тогда, когда станет уже слишком поздно?
Кайден поначалу не хотел впутывать в это дело Лианну, однако довольно скоро напомнил себе, что пора заканчивать трястись над нею и стремиться полностью отвечать за её безопасность. Рано или поздно их пути разойдутся, и она должна быть готова сама о себе позаботиться. Брюнет осознавал, что слишком размяк в этом плане, над чем усердно заставлял себя работать, и, к слову, сие постепенно удавалось.
Тот, кто ему близок, не должен навлекать на себя беду по причине того, что оказался знаком с ассасином и волей судьбы вдруг стал ему дорог. Задания, которые он получал, порой затрагивали те группировки, которые так просто ничего не забывают, и личности, что в них состояли, способны на ужасные деяния. Поэтому Эверхарт в конечном итоге всегда уходил. Исчезал, не оставляя за собой никаких следов. Однако, сейчас Кайден не хотел думать о том, куда отправится после того, как выполнит свою роль наставника и навсегда покинет Асгинор.

"Деревянная клетка. Они действительно всецело полагаются на этот артефакт..." Ведьмак ехал слева от повозки, и взгляд его практически неотрывно следил за сидящим по ту сторону решётки чернокнижником. Капюшон одеяния практически полностью прикрывал каменный ошейник, поэтому со спины его даже не было видно.
Информация, которой владел ассасин, могла бы поставить его не в самое лучшее положение, стань она хоть кому-нибудь известна. Это означало бы разглашение его собственной тайны, поскольку во сне чародей призывал брюнета присоединиться к Культу, встать на сторону фанатиков. Кай знал, что должен быть осторожен и внимателен, а также скрывать то, что хотя бы кто-то из этого отряда для него важен. Пленнику не стоило дарить очередного шанса для какого-нибудь шантажа. Помимо всего этого, Эверхарт был практически полностью уверен в том, что при удобном случае чернокнижник снова попытается с ним заговорить, поэтому заранее готовился к тому, что придётся сопротивляться.

С наступлением вечера обстановка вокруг заметно изменилась. Капитан отряда гвардейцев, облачённый в блестящий рыцарский доспех, велел обустроить лагерь на лесной поляне, весьма густо окружённой деревьями. В голосе командира Кайден различил нотки напряжения, но едва ли мог понять, с чем это связано. Маг, сидящий в клетке, не проводил никаких магических манипуляций, даже попыток их совершить, ибо в противном случае ведьмак это непременно бы почувствовал. Он даже осмотрел территорию вокруг места привала, чтобы удостовериться в её относительной безопасности и отсутствии поблизости какой-нибудь лесной твари. Всё было тихо.
Вскоре бодрые беседы стихли даже среди рядовых. Более того, товарищи ассасина из гильдии тоже стали молчаливы, и особенно в этом плане удивлял Хадгар. Тот факт, что на состояние отряда могла повлиять окружающая обстановка, казался Кайдену нелепым. Можно подумать, бывалых воинов и офицеров может пугать темнота и тишина этого неприветливого места. В своей жизни они точно видели вещи и похуже, чем какая-то лесная поляна.
Но на всех что-то давило. Что-то, заставляющее чувствовать себя ничтожным перед грядущими испытаниями. Эверхарт сидел в тени, где его даже не было видно, и по-прежнему молча наблюдал за происходящим. Повозка с клеткой, в которой сидел маг, находилась достаточно близко, чтобы можно было отследить любое его действие. Колдун знал о том, что за ним присматривают, он сидел бесшумно и практически не шевелился.
Предпринять попытку заговорить он решил лишь тогда, когда мимо него прошла Лианна, собиравшаяся покормить свою лошадь. Кайден быстрым взглядом окинул поляну: Хадгар пустыми глазами пялился на огонь, озаряющий поляну и ближайшие деревья, группа солдат по-прежнему тихо сидела вокруг костра, а капитан Гвардии в который раз немного прошёлся вокруг и снова занял своё место. Смех чернокнижника заставил ассасина быстро метнуть взор в сторону повозки. Но Лианна, бросив что-то в ответ на речи мага, уже уходила прочь; туда, где расположились остальные.
— Не нравится мне это, — послышалось рядом ворчание Хадгара, который, по всей видимости, внезапно решил составить ассасину компанию.
Что конкретно? — Кайден приподнял бровь, хотя это вряд ли можно было разглядеть, поскольку лицо черноволосого скрывал капюшон.
— Ещё скажи, что ничего не почувствовал, — фыркнул мужчина, взбалтывая содержимое своей кружки. Эверхарту не очень хотелось знать, что за очередное вонючее пойло попивает его товарищ. — Вот ты, любитель вечно что-нибудь вынюхать, уж наверняка не просто так здесь сидишь.
Брюнет поморщился, совершенно недовольный тем, что его действия кто-то решил проанализировать. Хадгар хоть и мог на первый взгляд показаться бестолковой горой мышц, на деле всё было иначе. Этот ведьмак действительно был наблюдателен и умён.
Скажем так, — произнёс Кайден, стараясь говорить чуть тише, чем обычно. Не стоило поднимать лишнего шума, да и пленник находился не так далеко. — Кое-что и правда меня настораживает. Такие, как он, — брюнет кивнул в сторону тёмного мага. — Просто так не сдаются. Я не слышал, чтобы кто-то из гвардейцев пострадал при захвате в плен этого чародея.
— А с чего бы им пострадать? — поинтересовался Хадгар, явно заинтригованный этим разговором.
Ходили кое-какие... слухи о том, что этот товарищ - едва ли не мастер магических искусств. Ну, знаешь ли, среди некоторых моих знакомых, что промышляют тёмными делишками, — это звучало не слишком убедительно, но всё же избавило Эверхарта от необходимости объяснять, что он лично испытал на себе магию чёрного колдуна. — Столько времени он успешно обеспечивал себе безопасность, а тут вдруг взял и сдался. Это, как минимум, странно, и даёт почву для некоторых размышлений.
— Возможно, и в самом деле стоит быть внимательнее... — после недолгого молчания согласился Хадгар, а затем сделал очередной громкий глоток из своей кружки. —... и наблюдать за ним получше, так сказать. Но иногда слухи - это всего лишь слухи, приятель.
Кайден фыркнул, но ничего не ответил на слова ведьмака. Он прекрасно понимал, что на подобные речи отреагировал бы точно так же, как и Хадгар. Не было доказательств, которые брюнет мог бы озвучить, не став при этом сам подозреваемым во всём этом фанатизме. Мужчина был хорошим товарищем, но это вовсе не означало, что Эверхарт полностью доверял ему.
— Сходил бы ты лучше проведал свою ученицу, а не следил за этим колдунишкой, — хлопнув ассасина по плечу, заявил воин, поднимаясь с места. — А то Лианна сама не своя с тех пор, как мы сидим на этой злополучной поляне. Как и все, впрочем... — последующие слова ведьмак пробубнил уже себе под нос: — Странное такое место. И воздух тут тяжёлый.
Кайден взглянул на девушку, что сидела неподалёку от солдат, уткнувшись в книгу. Похоже, чёрный маг прибегнул к своему излюбленному методу ворошения старых ран, иначе Уалингфорд не выглядела бы столь подавленной. Эверхарт прекрасно понимал, насколько могут быть пугающе правдивы речи этого фанатика, как велики его знания и способность с их помощью манипулировать человеческими чувствами. А если он действительно сумел каким-то образом разведать что-то из жизни бывшей целительницы Северного Ордена, то без своих сил он не обошёлся. "Значит, я не чувствую, когда он анализирует чьи-то мысли. А ещё этот чёртов ошейник работает весьма скверно... Но лучше бы я во всём этом ошибался."
Оставив Хадгара наедине с собой, брюнет неторопливо направился в сторону своей ученицы, которая упрямо сверлила взором страницы бестиария.
Нужно поговорить, — ледяной взгляд ведьмака остановился на Лианне, склонившейся над фолиантом. А голос черноволосого звучал ещё тише обычного. Он собирался поделиться с нею своими подозрениями.
Отведя девушку в сторону, подальше от посторонних ушей, ассасин скрестил руки на груди, внимательно глядя на собеседницу. Он стоял спиной к поляне, загораживая ученицу от всех остальных, и в особенности от пленника.
Я предполагаю, маг сдался намеренно, — не заходя издалека, проговорил Кайден. — И сомневаюсь в том, что надетый на него артефакт работает исправно. Он ведь что-то сказал тебе, не так ли?

+1

12

Углубившись в чтение, Лианна, наконец, поймала суть очередного абзаца, который до этого пробегала глазами раз шесть.
— Нужно поговорить, — неожиданно над самым ухом Ли прозвучал тихий голос Кайдена. Напуганная таким внезапным его появлением, целительница случайно выронила книгу. Они отошли на некоторое расстояние от места общего привала. — Я предполагаю, маг сдался намеренно. И сомневаюсь, что надетый на него артефакт работает исправно. Он ведь что-то сказал тебе, не так ли?
— Какие же цели, по-твоему, он может преследовать? А среди нас может быть предатель? — Лианна внимательно посмотрела на Кайдена, она тоже чувствовала необходимость с кем-нибудь поделиться терзающими её переживаниями, и своему наставнику девушка безоговорочно доверяла. К тому же он оказался рядом в тот момент, когда ей особенно требовалась чья-то поддержка. Но в последний момент почему-то передумала говорить.
— Да, он действительно заговорил со мной, — Ли слегка замялась, теребя в руках складки шерстяного платья, её взгляд бесцельно блуждал где-то вдали. — Однако маг попросил меня принести воды и только, — разноцветные глаза блеснули в темноте, теперь Лианна смотрела на ведьмака не мигая. — Но я подумала, что это лишь повод что-нибудь выведать или заставить меня освободить его, кто знает, какие методы этот человек может применить.
В кронах деревьев зашумел ветер, и, слегка качнувшись, они открыли взору далёкий иссиня-чёрный небосвод. На нём всё также пронзительно и холодно горели звёзды, но на востоке назревала гроза, там клубились тяжёлые грозовые тучи.
— Я не хочу поддаваться той тьме, что исходит от него, но боюсь, что не справлюсь, — Лианна заглянула в глаза Кайдена. Её взгляд был наполнен, и непоколебимой решимостью, и отчаянием, и чем-то ещё, что ведьмачка сразу попыталась скрыть, неловко поправив прядь волос. Ли вдруг захотелось оказаться не здесь, а где-нибудь далеко от этого мрачного места, но только, чтобы Кайден был рядом с ней. Отогнав навязчивые мысли, целительница улыбнулась.
— Посмотри на звёзды. В эту ночь над нами сияет необычное созвездие, — взяв ладонь Кайдена в свои руки, Лианна потянула ведьмака за собой на поляну, немного удалённую от их привала, здесь деревья расступались, обнажая небо. — Это моё созвездие. Созвездие Дракона. Оно будет гореть ещё несколько ночей. Когда я была маленькой, отец научил меня разбираться в них… Приёмный отец, — Ли опустила глаза, но спустя мгновение вновь взбодрилась и указала рукой. — Вон там его голова и тело. А то скопление звезд — могучие крылья. Ну и, конечно, самая яркая звезда — это глаз дракона. Она называется «Рождённая в пламени». Есть красивая легенда, связанная с ней, но я подзабыла все тонкости этой истории, — с очередным порывом ветра деревья вновь заколыхались, закрывая от путников небо, Лианна вздрогнула и прогнала нежелательные воспоминания. — За этот день я немного устала, к рассвету нужно выспаться, и я, пожалуй, пойду.
Не замечая ничего вокруг, погружённая в свои мысли, Ли добралась спального места. Она вновь соврала, легенду об этой звезде девушка, конечно же, знала. Натянув плащ до подбородка, целительница смотрела на догорающий костёр, вокруг которого сидели дозорные. От пламени исходило приятное тепло, однако Лианна никак не могла согреться. Она всё думала о том, почему не рассказала правду о маге. Получается, он смог проникнуть в её сознание, а, значит, Кайден прав, и всем им угрожает чудовищная опасность. Закрыв глаза, Ли успокоила себя тем, что утром обязательно всё поведает наставнику, ведь ночь минует быстро, и вряд ли за столь короткое время что-то может произойти.
Лианна проснулась от мерного гомона и топота кожаных сапог по земле, раздававшихся со всех сторон, привал в срочном порядке сворачивали, но никто даже не потрудился разбудить её. Утро было пасмурным и холодным, моросящий ночью дождь небольшими лужицами собрался в оврагах. Закутавшись в плащ, Ли, слегка дрожа, подошла к еле тлевшему костерку и протянула к нему озябшие руки. Один из гвардейцев, сидевший неподалёку, подал ей ещё тёплую похлёбку, приготовленную из мяса лесного зверя, пойманного до восхода солнца. Мрачные мысли, роившиеся с вечера и ночи и нещадно теребившие душу, не покинули Ли и утром. Умывшись ледяной водой из фляги и приведя себя в порядок, ведьмачка направилась к Чёрной комете, намереваясь убрать книгу в походную сумку, пристёгнутую к лошадиному боку. Клетка, как и накануне, стояла достаточно близко, однако Лианна даже не смотрела в сторону заключённого, который к тому же, завернувшись в чёрный, как смоль, плащ, видимо, ещё не пробудился ото сна. Отвязав лошадку и взяв её под уздцы, целительница решила разыскать Кайдена и во всём признаться ему, и что соврала вчера, и что на самом деле ей говорил маг. Но вдруг совсем рядом, на ближайшей еловой ветке, пронзительно каркнул ворон. Лианна вздрогнула и удивлённо посмотрела на эту птицу, слишком уж большую для своего вида. И как только она могла его не заметить раньше, потому что шелеста листьев и хлопанье крыльев целительница не слышала точно. Чёрные бусинки-глаза неотрывно следили за ней, за каждым её движением, и от такого взгляда, как и нынешней ночью, у Ли по коже побежали мурашки. Потрепав лошадь по холке и немного успокоившись, что она не одна сейчас, ведьмачка хотела побыстрее покинуть зловещее место и присоединиться к остальным, однако ворон вновь каркнул, словно окликая её. Лианна остановилась и медленно обернулась, словно повинуясь чьему-то зову, птица по-прежнему внимательно разглядывала девушку, и какой-то внутренний голос подсказал Ли, что, наверное, она была голодна.
— Хорошо, кажется, мы друг друга понимаем, — ворон лишь прокаркал в ответ. — Тогда пошли со мной, у нас среди запасов найдётся для тебя зерно, — целительница выставила вперёд руку, и ворон, мягко спланировав, впился когтями в предплечье, а потом, ловко перескочив, устроился на плече Ли.
Оставив Чёрную комету на попечение Хадгару, который за обе щёки уплетал уже третью порцию, Лианна быстрым шагом подошла к крытой телеге, где находилась кое-какая провизия, запасённая для этого похода. Там и стоял мешок полный зерна. Набрав горсть, Ли протянула их на ладошке ворону, и он, склевав несколько штук, громко каркнул. Целительница только сейчас обратила внимание на то, что птица была поразительно ухоженной, пёрышко прилегало к пёрышку, но, увидев среди остальных припасов запечённые яблоки, Ли с улыбкой вспомнила о своём прожорливом друге и, прихватив одно, отправилась к Хадгару.
Раздались крики, и несколько гвардейцев пробежали мимо к клетке с магом. Целительница вместе с вороном на плече, которому, видимо, пришлась по душе новая хозяйка, стремглав бросилась туда же. Гнетущее предчувствие неминуемой беды эхом отозвалось в сердце. Практически все столпились вокруг непонятного объекта, лежащего на земле, подойдя ближе, ведьмачка увидела, что это места привала двух гвардейцев, которые глубокой ночью отправились сторожить злодея. Оказалось, что они попросту исчезли. Никто не видел их с ночи, но тревогу забили только сейчас, когда не досчитались своих. Ворон зловеще каркнул на плече Ли. Следов вокруг было множество, все изрядно потоптались, теперь трудно было бы различить хоть что-то, что дало бы подсказку, где искать пропавших.
— Но, быть может, они заблудились в лесу, — Лианна даже удивилась, услышав свой голос. — Никто ведь не видел их мёртвыми, а, значит, они просто отстали. Все притихли, а потом начали бурно обсуждать случившееся, больше других вставлял своё слово вездесущий Хадгар, у которого на этот счёт имелось «достоверное» мнение.
Маг с усмешкой наблюдал за происходящей картиной, сдвинув чёрные брови, потом он посмотрел Ли прямо в глаза, от чего она даже слегка пошатнулась. Лианна почувствовала, как ледяные оковы сдавливают всё её тело, не позволяя сделать очередной вдох. Стало невыносимо холодно. Девушка потянулась к своему кулону, который всегда придавал сил в минуты отчаяния, и, не обнаружив его на шее, с ужасом поняла, что голубой кристалл, оберегавший дракона с самого рождения, исчез.

+1


Вы здесь » Ривелейн » Эстар » Отголоски тёмных времён [июль, 701]