Время в игре:

701 год, 5 марта
Пасмурно. К утру поднялся ветер, заморосил мелкий неприятный дождь. Солнце почти не появляется из-за туч.



FRPG Rivelein

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Rivelein » Флэшбек » Исследование века


Исследование века

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время
700 год, сентябрь
Место
где-то в предгорьях Эстара
Действующие персонажи
Зундаемиирандуск, Аврора Риме
Сюжет
Во время линьки некий дракон не успевает добраться до надежного убежища, и Аврора застает беззащитное существо в предгорьях Эстара. Она убедилась, что судьба все же умеет преподносить подарки, и такой расклад дает невероятный шанс понаблюдать за самым настоящим драконом в естественной среде обитания.
Очередность
Зундаемиирандуск, Аврора Риме
Предупреждения
пока нет

Отредактировано Aurora Rimet (2017-09-30 13:55:31)

+1

2

Зун осознавал, что в сложившейся ситуации винить мог только себя, но его страданий это нисколько не облегчало. Ибо линька, воистину, для любого дракона была временем крайне неприятным - никому из народа чешуи не нравилось чувствовать себя столь уязвимым в облике, которой обычно оставался несокрушим и неподвластен почти никаким внешним угрозам. И мало того, ведь еще и самочувствие во время смены шкуры страдало немало, отчего даже пошевелиться, - не то что подняться в небо, - получалось с огромным трудом.
На самом деле, драконам не было нужды на регулярной основе менять шкуру. То был удел низших рептилий, всяких змей да ящериц, с которым гордые дети неба имели столько же общего, сколько породистый, рыцарский скакун имеет с паршивой ослицей. Нет, драконы меняли шкуру только тогда, когда это было необходимо - когда истиралась чешуя, когда портилось здоровье и становились слабыми крылья. Вот тогда-то великие огненные змеи и сбрасывали опостылевшую, старую оболочку, обновляясь телом и душой, вновь представая миру во всем своем великолепии. Зундаемиирандуск, который отродясь на здоровье не жаловался, искренне полагал, что сменит чешую в следующий раз не ранее, чем еще через два-три десятилетия.
Потому-то самонадеянный житель пустыни и игнорировал по глупой гордыне признаки подступающей линьки - слабость, что неуклонно одолевала его после сна, тяжесть в костях, что словно приковывала к земле, жар и дурное самочувствие, что неуклонно портили и без того не сахарный нрав... Зун был крайне самонадеян, за что и поплатился, в какой-то момент осознав, что просто больше не может держаться в воздухе.
Крылья подвели его, когда дракон перелетал через отроги на границе Эстара. Он предпочитал путешествовать именно так, покрывая огромные расстояния с впечатляющей скоростью в своей истинной форме - ведь парящего в выси над дикими землями змея увидеть было некому. Это среди более цивилизованных и обжитых мест приходилось смирять свой гонор, и в двуногом, бескрылом обличье месить пыль вместе с прочими смертными, а тут, среди зверья, встретить охотника на драконов было считай невозможно.
Наверное, именно это обстоятельство и позволяло Зуну оставаться относительно спокойным, когда он тяжко, грузно приземлился - почти упал, - посреди густого леса и из последних сил заполз в какой-то овраг, ища инстинктивно укрытие. Свою последнюю линьку дракон переживал среди родной стаи, в горячих песках, в которые можно было зарыться с головой и забыть на какое-то время о жутком зуде, что расползался вдоль хребта, а тут... Он был совершенно один, среди сырого, омерзительно влажного и слишком холодного для пустынного жителя леса.
Спустя несколько часов змея одолела лихорадка, и он провалился в забытье, полное бредовых, болезненных видений. Видимо, именно непривычный холод и странная еда стали причиной, по которой Зундаемиирандуск был вынужден так скоро менять шкуру - и оттого этот процесс проходил так мучительно.
Случайный наблюдатель, застав эту сцену, изумился бы: лесной, пологий овраг, что когда-то был руслом небольшого ручейка, полностью заполняли бесконечно длинные извивы драконьего тела, источающие ощутимый даже на расстоянии в несколько шагов жар. Можно было увидеть, как топорщится беспокойно гребень, как тусклым золотом блестит чешуя, что уже начала отходить у самого хребта, причиняя немало неудобств своему обладателю. А пройдясь вдоль оврага, - и ведь довольно немалое расстояние пришлось бы пройти, ибо дракон был совершенно по-змеиному длинным, - можно было увидеть широкие полотнища крыльев, в которые огненный зверь завернулся, подобно летучей мыши. Увенчанную же рогами голову можно было углядеть на самом дне высохшего русла - золотой ящер беспокойно прял ушами в своем забытье, иногда скаля огромные клыки и выдувая крохотные язычки пламени из носа. Дымок из его пасти и ноздрей, в свою очередь, курился не переставая, поднимаясь тоненькой, но непрерывной струйкой в небо.

+3

3

Аврора пробыла слишком долго вдалеке от цивилизации. Тело ломило от усталости, волосы напоминали гнездо, плащ и любимое льняное платье с широкими манжетами больше походили на неудачный маскировочный наряд, настолько одежда была испачкана в грязи и еще не пойми в чем. Она, правда, старалась не думать о своем внешнем виде (а еще о перемазанном лице), но получалось так себе. «Омерзительно», - думала девушка. – «Это просто омерзительно. Хочу принять ванну, хочу спать в теплой постели, хочу, наконец, чистую одежду. Омерзительно, это просто омерзительно…».
Она плелась вперед и повторяла про себя одни и те же слова, надеясь на то, что каким-то волшебным образом и она, и одежда станут чистыми. Прежде всего хотелось найти укромное, сухое место, где можно было бы развести костер и погреться. Однако возникала одна небольшая загвоздка. После бессонных ночей и ползаньем по болотам Аврора умудрилась потерять колчан со стрелами, кресало, кусочки кремния, льняной трут, комки ветоши, припасы с едой и кучу прочих вещей, которые помогли бы защититься от нечисти. Так что чем разводить огонь Аврора пока не представляла. Нет, конечно, можно было бы добыть огонь методом трения, который она ненавидела, потому что такой способ добычи огня не для злых и нервных особ как она. Или метод огненного лука, в коне концов. Как только она представила себе, как пытается добыть огонь этим методом, то в ее воображении предстала картина, как она выходит из себя и ломает свой бедный и единственный лук.
«Нет, в таком состоянии я не только не смогу добыть огонь, но и не доживу до завтра», - усталая и злая Аврора пыталась прийти в себя. – «Итак, Аврора, ты идешь дальше, находишь место для укрытия, ищешь еду, и разводишь костер. Или же разводишь костер, а потом ищешь еду».
Такой план ее устраивал.
Последние несколько дней и вправду были сумасшедшими, она всего лишь хотела понаблюдать за болотным чертом в его естественной среде обитания, но все пошло немного не по плану. Поначалу было трудно найти правильный путь, потому что тропинки путались, трава становилось гуще и выше. Аврора понимала, что она где-то рядом и все это проделки болотного черта, который не хотел, чтобы его нашли. Когда же ей подвернулась удача и удалось понаблюдать за ним буквально полчаса, на его территорию вторглись лешие. В итоге девушка наблюдала за их войной, а потом и вовсе бежала оттуда, ибо жизнь дороже. То, что происходило с болотом в тот момент… Аврора старалась не вспоминать.
Путь был долгим, девушка в этом не сомневалась. Она еще находилась вдалеке от цивилизации. Приходилось петлять по густому лесу и шарахаться от каждого звука. В таком виде, с такой усталостью и только с кинжалом в руке Аврора вряд ли смогла бы выстоять против дикого зверя, бандита или нечисти. Сейчас она могла только вяло размахивать кинжалом и напускать на себя грозный вид.
«А если мне повезет, и я встречу какого-нибудь странника, охотника или кого-нибудь еще, и тот поделиться со мной пищей и согреет у костра, то я начну верить в то, что судьба может преподносить подарки», - рассуждала Аврора. – «Только, надеюсь, меня не примут за кикимору в таком виде, ибо было дело, когда я по ошибке спутала бедную старушку с ней».
Еще через некоторое время Аврора почувствовала тревожность, остановилась и прислушалась к звукам леса, стараясь уловить незнакомые ей нотки. Покрепче ухватив кинжал, она двинулась вперед, стараясь издавать как меньше звуков и приглушая шаги. Ей что-то не нравилось в атмосфере леса, казалось, даже воздух стал другим. Аврора не могла объяснить это, но знала, что здесь что-то не так.
Примерно в ста метрах она заметила струйку дыма, которая непрерывно тянулась вверх, а еще через мгновенье что-то засверкало на солнце. С одной стороны, хотелось поскорей слинять отсюда и найти пристанище в каком-нибудь другом месте, но с другой стороны что-то манило Аврору дальше. Может, ее «профессиональное» чутье не подведет ее, и она наткнется на что-нибудь хорошее?
«Ну да, хорошее», - фыркнула она про себя, вновь заводя внутренний монолог. – «Тебе за семь лет работы никогда и ничего хорошего не попадалось. Разворачивайся отсюда и топай обратно».
Внутреннего голоса на этот раз Аврора не послушала и двинулась вперед. Она приближалась к оврагу. Надо был пройти еще несколько метров и заглянуть в небольшую расщелину. Шаг, шаг и еще один шаг, девушка шла медленно, держа кинжал наготове, ведь пока не знала, чего стоило ожидать.
Лес затих или ей только показалось? Может, она что-то слышала или это просто галлюцинации? Губы пересохли, становилось жарче то ли от волнения, то ли от чего-то еще.
Первое, что заметила Аврора, было нечто, похожее на вздымающийся время от времени… гребень? Она подошла ближе к оврагу и увидела то, чего, конечно, увидеть не ожидала. Что нужно было сделать в этой ситуации? Впасть в ступор? Закричать? Развернуться и пойти обратно, как ни в чем не бывало? Итак, то, что увидела Аврора, уж точно запомнится ей на всю жизнь, отпечатается в памяти, и даже через шестьдесят лет она будет помнить эту картину так, словно увидела в первый раз.
Жар, который девушка сначала приняла за жар от волнения, исходил от невероятно величественного и огромного ящера, занимавшего весь овраг. Аврора посмотрела направо, потом налево, стараясь оценить, насколько же это существо длинное. Ей пришлось бы пройти немало вдоль оврага, чтобы измерить его длину. Крылья, а у него были крылья, напоминали ей… а ничего они ей не напоминали. Эти прекрасные крылья, в которые завернулся зверь, не были похожи ни на что на свете! Его рога на голове, клыки, что время от времени скалились, чешуя, что так болезненно красиво сверкала на солнце. Зверь спал, и он был великолепен. Прекрасен.
Аврора впала в оцепенение, она никак не могла поверить, что перед ней спит… дракон? Да, сомнений быть не может, это дракон. До нее это доходило медленно, словно в этот момент она находилась во сне. 
- Дракон! – Воскликнула она и уронила кинжал от потрясения, совсем позабыв о безопасности и том, что столь прекрасное и легендарное существо также опасно, а ее возглас может разбудить его.

+2

4

Пребывающего в зыбком забытьи Зуна вернул в реальный мир резкий звук, что неожиданно раздался совсем рядом. Змей тут же распахнул глаза, резко выдыхая горячий воздух - на долю секунды он даже позволил себе предаться панике, вздыбливаясь всем телом и поднимая волной свое чешуйчатое тело со дна оврага. Правда, в следующий же миг у него подломились лапы, и дракон унизительно плюхнулся обратно на брюхо, распластавшись по земле. Ослабевший, он с трудом мог приподнять даже голову, но и в таком положении Зундаемиирандуск все равно оставался грозен и весьма опасен.
Подобно разозленной кобре, огненный змей зашипел и, покачиваясь, сумел все же вытянуть наверх шею, поднимая морду над краем оврага и пронзая нежданного нарушителя спокойствия полыхающим, яростным взглядом. К недоумению Зуна, вместо дикого зверя, достаточно оголодавшего и осмелевшего, дабы подойти так близко к дракону, он увидел... человека. А еще точнее, девушку, почти девчушку - так молодо она выглядела. Недоверчиво прищурившись, он склонил голову ниже, шумно обнюхивая деву: действительно, молодая, едва вышедшая из детского возраста, пахнет лесом и болотной тиной. Казалось бы, ничего опасного, ведь Зун немало уже таких детей, но не детей встречал на своем пути, ибо отчего-то род людской на диво небрежно относился к своей молоди, особенно женского пола. Подобные этой нахалке личности бродили по дорогам Ривелейна порой в самом разном амплуа, но неизменно неприятно удивляли дракона своим юным, преступно нежным возрастом. Глупые птенцы, им бы в гнезде сидеть!
Увы, у человеческого мира были свои, отличавшиеся от драконьих законы. Стоило, однако, пустынному жителю немного расслабиться, как его нос почуял знакомый и такой опасный запах железа - холодного металла, призванного убивать и проливать кровь. А секундой позже и глаза Зуна уловили серебристый отблеск металла в траве у ног странной, чумазой девицы, расширившись сей же миг в гневе:
- Огун! - пророкотал он, разъяренно вздыбившись, скаля клыки и вздергивая длинные усы. - Холодный металл, орудие убийцы! Ты пришла за легкой добычей, похитительница имен?!
Не смотря на слабость, дракон по-змеиному, но смог переползти через край оврага, с силой толкая вверх свое длинное и чешуйчатое тело, все новыми кольцами свиваясь вокруг незваной гостьи.  Более не скованные теснотой крылья его угрожающе расправились и затрепетали двумя золочеными парусами, закрывая за собой и без того тусклое, неяркое осеннее солнце.
- Я не стану легкой добычей! - тысячей змей зашипел Зундаемиирандуск, запуская громадные когти в мягкий дерн. Брюхо его в этот момент опасно раскалилось, практически зримо показывая, как зарождается в глубине драконьего тела легендарный огонь, способный плавить самые кости земли.
Однако, проницательный наблюдатель мог заметить, что за фасадом ярости золотого змея кроется еще что-то, подозрительно похожее на... неуверенность. Сложно даже было сказать, кто больше напуган сейчас этой встречей - сама Аврора, что не чаяла встретить в глубине леса такое невероятное чудище, или же Зун, которого одолевали воспоминания об историях, в которых люди убивали его беспомощных сородичей во время линьки.

Отредактировано Zundaemiirandusk (2017-10-03 13:39:07)

+2

5

Аврора поспешила закрыть рот, прежде чем ее возглас разбудит дракона, но было поздно. Все произошло за долю секунды, а может и дольше, но дракон попытался встать, поднять свое длинное тело с оврага, но вновь неуклюже распластался на земле. Девушка сначала не поняла, что произошло, она продолжала стоять на месте, будто василиск обратил ее в камень. Однако она забеспокоилась, может, ему плохо?
Сердце заколотилось в груди, когда дракон поднял голову над оврагом и бросил на нее яростный, испепеляющий взгляд. С испугом и одновременно с трепетом она взглянула в его глаза, переливавшиеся всеми оттенками золота.
Аврора продолжала смотреть ему в глаза, как загипнотизированная, словно пытаясь понять, что он будет делать дальше. Инстинкт самосохранения никто не отменял, и когда дракон внезапно склонил голову, чтобы ее обнюхать, Аврора отшатнулась на шаг и съежилась, настолько она была маленькой, чтобы противостоять ему. Да и зачем противостоять? То, что она видит сейчас – это чудо. Хоть в какой-то момент она может поблагодарить отца за то, что он сделал ее преемницей его дела.
Внезапно дракон вздыбился и оскалил клыки, что-то пророкотав. Аврора растерялась и хотела уже сказать хоть что-то, а не стоять столбом, но ящер ее опередил. И, кажется, неправильно ее понял. Она не пришла сюда за легкой добычей, и никакая она не похитительница имен. Прежде чем девушка попыталась выбраться из этого щекотливого положения и привести мысли в порядок, разъяренный дракон свернулся вокруг нее кольцом и расправил широкие крылья. Аврора съежилась еще сильнее, когда брюхо ящера раскалилось. Трудно было поверить в то, что она была настолько близко к дракону и в тоже время была близка и к смерти. Хотя перспектива умереть от огня золотого ящера не казалось такой уж плохой.
«Лучшая смерть», - хмыкнула про себя девушка.
А был ли дракон уверен в том, что она пришла его убивать? Разве какая-нибудь девчушка справится с этим? Будет ли он убивать ее, зная, что на самом деле она не хочет причинять вред? Эти мысли продолжали хаотично крутиться в голове, не давая спокойно вздохнуть.
Она читала о драконах только в книгах, большинство из которых не имели научного обоснования. Легенды, сказки и россказни «очевидцев», не более. В этих книгах люди воспевались как герои, убившие очередного дракона. От этих книг только воротило, охота за драконами – это не то, чем должны хвалиться люди. Книг о драконах, написанных исследователями, было не так много. Кому-то удавалось встретиться с ними и провести исследования, кто-то же изучал их после смерти (или после охоты на очередного дракона). Аврора читала книги о драконах, но, понимая, что вряд ли встретит таких в жизни, не старалась запомнить содержание. А сейчас она видит дракона, который в любой момент может раскрыть пасть и выпустить в нее струю огня.
- Я не причиню вам вреда, - Аврора пыталась говорить уверенно и спокойно, но голос дрожал от волнения.
Девушка опустила голову вниз и только сейчас заметила, что выронила кинжал. «Так вот, в чем дело», - рассердилась она на себя. – «Дурацкий кинжал, тебя нужно было потерять вместе со стрелами во время войны болотного черта и лешего. Вот, что он имел в виду, когда говорил о холодном металле, орудии убийства!».
- Прошу прощения за то, что напугала вас, - продолжила девушка. – Меня зовут Аврора Риме, и я пришла сюда не убивать вас.
Аврора пыталась выглядеть спокойной и в какой-то степени равнодушной, но трудно было не заметить, как она смотрит на огненного ящера. Изучающе, с интересом и с восхищением, но и с тревогой. «Вот это крылья», - думала про себя Аврора. – «Интересно, какого размаха они достигают? А как долго он может выдыхать пламя? Меня здесь убьют или помилуют? Он хорошо себя чувствует?».
Ей не давал покоя тот момент, когда дракону не удалось встать с первого раза. Может, он ранен? Обессилен? Или на него напали, но он успел сбежать сюда, а тут его снова застает человек?

+2

6

Страх и восхищение. От девушки пахло именно этими двумя эмоциями, перебивая запах болотной тины, усталости и дорожной грязи - и пахло настолько сильно, что усомниться в искренности ее эмоций Зундаемиирандуск не мог при всем своем скептицизме. Да и, честно признаться, он уже осознавал, что все же несколько перегнул палку, ибо выглядела незнакомка совершенно беззащитно и безвредно. Конечно же, находящийся в горячке из-за линьки разум несколько подрастерял свою остроту, превращая дракона в итоге в некое подобие животного, что сначала действует на одних голых инстинктах, а уже после осознает последствия совершенного. Но, стоило признать, это обстоятельство мало извиняло змея, что уже немало стыдился своего порыва.
Подозрительность и страх за свою жизнь - вполне естественные эмоции для одиночки вроде Зуна, особенно в таком... щекотливом положении. И, безусловно, агрессию по отношению к случайному вторженцу, что застал его, ни много, ни мало, врасплох, так же можно было понять. Но откровенное запугивание не способной причинить даже маломальский вред молоди, да еще и женского пола, было совершенно непростительным с точки зрения драконьего морального кодекса поступком.
Зундаемиирандуск с силой фыркнул, обдавая Аврору потоком горяченного воздуха, но и только лишь. Его огонь затух, угас, перестав пугать яркими отблесками, что прорывались между белоснежных клыков подобно неистовому сиянию дневного светила. Змей качнул из стороны в сторону мордой, - неясно, то ли в жесте неодобрения, то ли выражая этим какую-то иную эмоцию, - и опустил встопорщенный до этого гребень, приглаживая вздыбленные усы и складывая с громким шелестом крылья.
-Аврора, - с гулким рокотом, похожим на грохот далекого горного обвала, повторил дракон, опуская свою голову так, что бы установить прямой зрительный контакт с девушкой. - Аврора Риме. Удивительно, но не похоже, что ты врешь.
Огромные когти с удивительной ловкостью подцепили поблескивающий где-то среди травы кинжал, и Зун, презрительно оскалившись, отбросил крохотное лезвие прочь, вышвыривая его куда-то за овраг:
- Не потерплю... холодного железа. Не сейчас, не здесь, и совершенно точно - не в руках человека. Скажи мне, дитя, что ты забыла в этом лесу? Что ты ищешь? - не спеша разворачивать свои кольца, что непреодолимой стеной вздымались вокруг Авроры, Зундаемиирандуск зашуршал чешуей, по-змеиному перетекая в более удобную позу. Свою голову, увенчанную золотыми рогами словно королевской короной, он опустил устало на землю рядом с нежданной визитершей, и глядел на нее теперь одним, наполовину прикрытым мутной пленкой внутреннего века глазом.
- Ты говоришь, что напугала меня, но дракон не ведает страха, - не смотря на необоримо накатывающую сонливую усталость и дурноту, что охватила змея после столь резко совершенных телодвижений, в нем еще было достаточно гордости и внутреннего огня, что бы опровергнуть это утверждение. - А вот маленькая человечка Аврора - боится, Зун чувствует, Зун осязает твой страх. Не бойся. Если ты не адахунсе, похитительница имен, и не пришла забрать мое сердце и глаза ради колдовского зелья, и не охотник, которого манят кровавые трофеи, то тебе нечего опасаться. Дракон тебя не тронет.

+2

7

Аврора с трудом, но пыталась сохранить спокойный вид, когда в душе носился ураган. Не тот ураган, который обычно рушил все на пути, а ураган из чувств, вихрь противоречивых эмоций. Когда дракон понял, что она не врет и назвал ее имя, она готова была в эту же минуту выкопать яму, залезть туда и закопать себя. Жизнь прожита не зря, можно и умирать.
Она закусила губу, занервничав. Что нужно предпринять в этой ситуации? Попрощаться, сказав, что забрела сюда случайно и готова отчаливать прямо сейчас, лишь бы не мешать ему? Или рассказать, что является исследователем и с удовольствием бы понаблюдала за ним? А не будет ли это грубо? Кто в здравом уме захочет быть объектом каких-то исследований? Тем более она человек и, возможно, нехорошие люди попытаются воспользоваться той информацией, чтобы в следующий раз применить ее не по назначению. Хотя кому нужны ее исследования? Глупости все это. Да и драконов осталось не так много, кому потребуется их искать? Аврора точно слишком много выдумывает.   
Когда дракон швырнул ее кинжал за овраг, Аврора подумала, что теперь у нее не осталось ничего, чем бы могла защититься. Они находятся в предгорьях, до ближайшей деревни топать несколько километров, лес кишит диким зверьем. Может не повезти.
«Зато я рядом с драконом», - утешала себя этой мыслью девушка.
Это правда, ее кинжал – орудие убийства. Хоть она старалась использовать кинжал только для самозащиты, иногда приходилось применять его в деле. Когда попадались особо опасные звери, когда нужно было выбирать: быть убитой или убить. Редко находился третий вариант. Аврора хоть и не сама выбрала себе профессию, но все же осознанно пошла по пути отца, зная, что придется попадать в такие ситуации. От этих мыслей стало плохо, Аврора побледнела, но сразу же попыталась взять себя в руки.
- Я ищу безопасное место, где можно было бы отдохнуть и согреться после работы. Однако сейчас вы рядом со мной и успели согреть своим теплом, поэтому сейчас мне хорошо, - Аврора впервые за долгое время улыбнулась.
Улыбка получилась усталой, но искренней. Все беспокойные мысли отошли на задний план; она с восхищением наблюдала, как чешуя переливалась всеми оттенками золота, когда дракон не спеша начал разворачивать свои кольца. Возникло сильное желание прикоснуться к ней, но Аврора все-таки сдержалась. Золотой ящер устало опустился на землю и теперь глядел на нее одним глазом. Девушка же решила сесть на землю, подогнув под себя ноги.
«Все ли драконы не ведают страха? Или только вы? Так вас зовут Зун? А кто такие адахунсе? А похитители имен? А можно вас потрогать? Вы устали? Вам чем-нибудь помочь?», - все больше и больше вопросов зарождалось в голове Авроры. Она чувствовала себя маленьким, любопытным ребенком рядом с таким большим драконом.
- Все ли драконы не ведают страха или только вы? – все-таки осмелилась задать вопрос Аврора. – Зун… могу ли я вас так называть? А вы что здесь забыли? Может, вам нужна помощь?
Девушка замолчала, стараясь не заваливать его вопросами.
- Если хотите, я могу поохранять вас, пока вы будете спать, - предложила Аврора на полном серьезе. – Может по сравнению с вами я маленькая, но защищать умею. Правда, до этих пор драконов защищать не приходилось, но могу попробовать. Или могу рассказать что-нибудь. Например, последние несколько дней были трудными, но веселыми. Вы когда-нибудь видели, чтобы болотный черт и леший воевали за территорию? Зрелище еще то, но даже мне посмотреть до конца не удалось. Нужно было поскорее уходить, не то бы в болоте утонула.
Аврора сама не понимала, зачем все это говорит. Еще минуту назад дракон готов был в любой момент сжечь ее, будь она угрозой, а сейчас она сидит рядом с ним и болтает о всякой чуши. Она знала, что банально не хватало общения, но признаваться в этом не хотелось. Порой все-таки трудно, когда нет семьи, друзей и дома, в который можно было вернуться, но отступить назад она уже не могла.
Она подняла голову вверх. Ей нравилось наблюдать за тем, как опадают и кружатся в танце с ветром желто-красные листья. Успокаивало.

Отредактировано Aurora Rimet (2017-10-14 12:29:15)

+2

8

Вопросы посыпались на бедного дракона как из рога изобилия. Что, надо сказать, было ожидаемо - люди, окромя прочего, были дюже склонны проявлять немалое любопытство по поводу и без. Такова уж была их природа, требующая все познать, понять и разложить по полочкам, отчего Зун не удержался и тихо фыркнул, шевеля длинными усами. Природная любознательность двуногих, надо сказать, ему даже импонировала, - особенно когда от Авроры перестало пахнуть страхом, и в ее глазах взамен зажегся огонек искреннего интереса. Это было приятно видеть, приятно ощущать себя объектом подобного внимания.
Зундаемиирандуск сдвинул свое свитое кольцами тело чуть в сторону, так, что бы дать новой знакомой больше пространства, и тихо, рокочуще рассмеялся. Смех его похож был на грохочущие где-то далеко-далеко громовые раскаты, что прокатывались невидимой волной над землей, невольно посылая мириады мурашек по коже:
- Грейся, маленькая человеческая дочь, грейся, ибо дракону не жалко огня. Нет ничего более святого, чем разделенное на двоих тепло и безопасность убежища, - он вновь прикрыл глаза мутной пленкой мигательной перепонки, в этот раз не спеша ее убирать прочь, открывая миру вновь яркое золото очей. Зуну было, увы, не слишком хорошо, отчего тот вынужден был бороться с подкатывающей то и дело чернотой небытия, забвения, в котором будет слишком беззащитен. Нет, не бывать этому! И взгляд змея вновь прояснился, мерцая сосредоточенностью.
- Интересные речи срываются с твоих уст, Аврора Риме, - протянул задумчиво Зундаемиирандуск, невольно всхрапнув, отчего из его пасти вырвалось несколько искр. Судя по недовольно сморщенному тут же носу, дракон этой своей несдержанностью доволен не был. - Воистину, не ведая страха как один из сильнейших сынов солнца, я все же вынужден признать и смириться с моментом собственной слабости.
Он внимательно посмотрел на девушку, даже приподняв для этого голову и развернув морду, дабы смотреть на нее обоими глазами:
- Заключим же договор, дитя. Ты... поможешь мне, сохранишь покой Зуна пока тот спит, одаришь его помощью своих ловких и маленьких рук, а взамен дракон пообещает тебе безопасный приют под своим крылом на эту ночь, - змей, словно в доказательство своих слов, вытянул одно из своих мощных крыльев, простирая то над головой Авроры подобно бескрайнему, кожистому полотнищу, что отбрасывало щедро тень.
- И развлечешь Зуна беседой, - дополнил, чуть подумав, житель пустыни, ибо его немало заинтриговало упоминание девицы относительно битвы двух представителей болотной нечисти. Лежать посреди леса и сбрасывать шкуру, было, к сожалению, крайне скучно, отчего сказитель драконьего народа готов был слушать про что угодно, - даже про методики обжига горшков, - лишь бы отвлечься мысленно от проклятого зуда, что неумолимо расползался под чешуйчатой броней.
Однако, обладая опытом странствий в своей двуногой форме, Зундаемиирандуск не мог не отметить того, что для путешественницы Аврора была... ну, малость не подготовленной. Где ее походное снаряжение, где мешок с припасами? Теплое одеяло, что бы не спать на земле, одежда, что бы не валяться в грязи? Ничего этого с собой у девушки не было, и не смотря на остроту нюха, ничего подобного рядом Зун в принципе не чуял. Не похоже, что Риме просто оставила свой скраб где-то неподалеку... Учитывая ремарку относительно болота, а так же вид и запах тины, что покрывала ее всю с ног до головы, было резонно предположить, что странница просто лишилась в какой-то момент собственного похода всего своего имущества.
Дракон ощутил легкий укол совести - если рассматривать ситуацию в таком ключе, то выброшенный им куда-то не глядя кинжал являлся немалой ценностью для нее. Как бы даже если не единственным гарантом выживания, пусть даже в эту ночь Авроре и не придется беспокоиться о источнике огня, ибо рядом с драконом так просто не замерзнешь. Но где эта глупая дочь человеческая возьмет еду, одежду, место для сна? Ведь люди не спят на голой землей, пусть и прогретой щедро огнем. Зун прищурил едва уловимо сияющие глаза, размышляя, а потом, разразившись тяжелым вздохом, что с шуршанием потревожил покой листвы вокруг... превратился.
Казалось, золотое, змеиное тело в какой-то момент полностью лишилось какой-либо формы, подобно жидкому металлу перетекая в иной, повторяющий очертаниями фигуру человека сосуд - и занял этот процесс считанные удары сердца. Один вздох, один взмах ресниц, и вот перед Авророй уже стоит смуглокожий мужчина в ярких одеяниях, что обессилено опирается на искрящееся лунным серебром копье, словно на посох. Вот он не удержался на ногах, покачнулся и припал на одно колено - видно, что незнакомец бледен, что бронзовая кожа его почти посерела, а чело блестит от холодного пота. Боль, которую испытывал Зундаемиирандуск сейчас, было сложно описать словами, ибо это все равно что тревожить вывихнутую конечность - пользы никакой ровным счетом, только еще больше отвратительных ощущений в итоге.
- Держи, - прохрипел он, срывая со своего плеча дорожную сумку и швыряя ту к ногам Авроры. После, переведя дух, Зун попробовал было встать, да стащить себя одеяния, что так удачно скрывали за собой блеск его чешуйчатой брони, но не удержался - упал на четвереньки, беспомощно содрогаясь в рвотных спазмах. Его желудку, по факту, было нечего извергать кроме желчи, но от этого ситуация менее мучительной и унизительной для дракона не становилась.
О, как же он ненавидел линять!

+2

9

Авроре нравилось неустанно наблюдать за движениями крупного золотого ящера, невзначай проводить глазами по крупной чешуе, словно пересчитывая каждую пластинку, со скрытым восторгом слушать его гулко звучащий смех, пробирающий до мурашек, и внимать речам подобно кем-то умело загипнотизированной. Она чувствовала себя забывшейся во сне; все это происходило в искусно сплетенном сновидении, а его создатель – паук, что не спеша свивает замысловатые кружева, унося Аврору далеко-далеко.
- Хорошо, - наконец выговорила девушка, с трудом отрывая взгляд от сверкающих на солнце извивов дракона. – Так и сделаем.
Аврора машинально похлопала по сумке, удостоверяясь, что она также набита оставшимися вещами, которые в данной ситуации бесполезны и то, что острый уголок, что торчит из сумки – ее дневник исследований еще не потерян. Трудно было побороть желание открыть сумку, достать толстый и местами потрепанный дневник, чтобы вновь не приняться там вовсю строчить и сделать набросок змеиного тела.
- И еще…
Девушка начала бы говорить, но внезапно осеклась и застыла как каменное изваяние, что обычно стоит на территории замков и особняков, делая убранство богаче, но пользу не приносящее. В какой-то момент золотой ящер изменил свою форму – а заняло это несколько мгновений, даже листок с дерева падает дольше – и перед ней предстал человек. Аврора не поняла, что произошло: секунду назад она непринужденно болтала с драконом, а сейчас вместо огромного ящера она видит высокого, смуглого мужчину с благородным профилем, укутанного в яркие одежды, которых раньше она нигде не встречала. Встреть она его в другом месте и при других обстоятельствах, ни за что бы не подумала, что принадлежит он расе драконов. Однако неосознанно и детально рассматривая его, Аврора замечала те самые глаза, что переливались всеми цветами золота. Это он. Тот самый дракон.
И об этом ей доводилось слышать и читать, но увидеть в реальности – совсем другое. Видеть, как дракон за долю секунды меняет форму и превращается в человека – удивительное и необычное явление. О таком можно прочитать в сказках, подаренных родителями на день рождения, но никак не столкнуться с этим в реальной жизни. 
Когда незнакомец покачнулся и с большими усилиями швырнул ей дорожную сумку, девушка словно очнулась ото сна и бросилась к нему. Она ненавидела смотреть на людей, которым было больно, будь эта боль физическая или душевная; казалось, что их страдания перетекают в нее и душат. Это словно находило отклик в ее душе, что она так старательно и тщательно подавляла каждый раз. Ей нельзя было выгорать так рано.
Мужчина упал на четвереньки и его начало мутить. Девушка не растерялась, присела рядом с ним и, крепко удерживая его, коснулась холодной рукой его лба. Кожа посерела, выглядел он не важно; нужно было поспешить.
- Нужен отвар, - бормотала себе под нос Аврора. - Барбарис, горечавка, одуванчик, хризантема, эхинацея. Развести костер, вскипятить воду, сделать отвар. Сушенных трав нет, половина растений уже не цветет. Значит, сойдет еловый отвар. Как же не хватает корней барбариса сейчас. Если бы побольше изучала травы, не пришлось бы мучиться.
Девушка подползла к сумке, что он кинул ей раннее и достала оттуда одеяло. Ее грели мысли о том, что дракон заметил ее потерянное снаряжение, превратился и одолжил его походную сумку. Так еще никто не поступал. Однако в какой-то степени Аврора была немного на это зла. «Вам же и так плохо!», - так и хотелось его отчитать. – «Продолжали бы себе лежать и греться на солнышке». 
- Вам нужно отлежаться, - завила она, насильно укладывая дракона на расстеленное место. – И поесть. Вы носите с собой еду?
Аврора достала из своей сумки флягу с водой, к которой за этот насыщенный день так и не притронулась. Честно говоря, она вообще забыла о существовании этого предмета.
- Вот, вам нужно выпить. Давайте я помогу снять с вас эту одежду, затем вы приляжете и отоспитесь. Разбужу вас, когда сделаю отвар. Если же вы хотите превратиться обратно, то знайте, что напоить и накормить дракона я не смогу, - девушка вяло улыбнулась. – Но в любом случае позабочусь о вас. Развлеку беседой. Сохраню покой. А еще спрошу, по какой причине вы себя так плохо чувствуете, ибо это не просто какое-нибудь недомогание, так ведь?

Отредактировано Aurora Rimet (2017-10-17 06:12:19)

+2


Вы здесь » FRPG Rivelein » Флэшбек » Исследование века