Вверх страницы
Вниз страницы





Время в игре:

701 год, 5 марта
Пасмурно. К утру поднялся ветер, заморосил мелкий неприятный дождь. Солнце почти не появляется из-за туч.



FRPG Rivelein

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Rivelein » Флэшфорвард » Немного о случайностях


Немного о случайностях

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время
07.11.701 - ...

Место
Селение близ Даркхолда ---> ...

Действующие персонажи
Zundaemiirandusk и Anabel Say.

Сюжет
Варвары и охотники на них, что может быть лучше? Но сия идиллия была нарушена гостьей из Эстара, появившейся не в том месте не в то время и, казалось бы, совершенно случайно. Но мы же знаем, что случайности не случаются случайно, ведь так?

Очередность
Зундаемиирандуск > Анабель Сай.

Предупреждения
По ходу дела, мало ли..

Отредактировано Anabel Say (2017-09-14 18:59:06)

+1

2

Свежий, только что выпавший снег знай себе хрустел под ногами, пока Зун двигался вперед. А шел змей неуверенно, с каждым шагом словно пробуя заново дорогу перед собой, и дивился в глубине души не переставая.
Восторгался ли он заснеженными просторами кругом? Или же, быть может, упивался чистой свежестью морозного воздуха? А то, поди угадай, и вовсе про себя сравнивал бесконечные снежные сугробы, что тянулись до самого горизонта, с родными, но таким недосягаемыми теперь барханами? Да как бы не так.
Зундаемиирандуск, сын Зултанкраликса, от всего сердца удивлялся такой странной человечьей придумке - ботинкам. Они, эти самые ботинки, поразительным образом спасали от холода, согревая ступни и не давая талому снегу попортить змею окончательно настроение. Новенькие, с вышивкой, щегольские донельзя: но теплые, добротные и на хорошем, плотном меху. Зун одобрительно заворчал, скосив глаза вниз и подпрыгнув смешно сначала на одной ноге, потом на другой, забавляясь ощущениями. Определенно, идея потратить блестящие кругляши вместо вина на эту, казалось бы, бессмысленную обновку оказалась более чем стоящей.
Что же привело дракона в столь негостеприимные, слишком стылые для его жаркой крови края? Простое любопытство, пожалуй, да жажда новых историй, до которых змей был ох как охоч. Услышав об одичалых варварах, о том как живут эти закутанные в меха дикари среди снегов и промерзших скал, каждый день бросая вызов безжалостной стихии, Зуну неожиданно остро захотелось поглазеть на них. А вдруг окажутся похожи, вдруг примут за своего? Нет, ну правда, вдруг? Ведь заснеженная равнина о той же пустыни отличалась разве что тем, что земля тут дышала не полуденным жаром, а полуночным холодом - оставаясь все столь же неприветливой и беспощадной к любой слабости.
Посему дракон и направил свои стопы в это крохотное поселение, небольшую заставу на границе с безграничной белизной и недосягаемой высью гор. Он даже не запомнил, как местные называли это место, относясь с безразличием к тому городку, что станет лишь перевалочным пунктом на его пути глубже в ледяные снега.
Так думал Зун, опрометчиво считая, что предусмотрел все, но быстро переменил свое мнение. Он мигом осознал, что курившийся за очередным снежным подъемом дым мало походил на сизый, теплый дымок домашнего очага. Нет, со стороны заставы в небо поднимался жирный и черный чад, что издревле являлся знаком страшной, непоправимой беды. Дракон сощурил свои золотые глаза и принюхался, втягивая в себя морозный воздух, - и пусть в человечьей форме его чувства и на сотую долю не были так же остры, как в истинной, не учуять запах крови и смерти он не мог.
Бредя сквозь пепелище, Зундаемиирандуск хранил мрачное молчание, ибо зрелище царившего кругом разорения не могло не опечалить любую, даже самую стойкую душу. То, что произошло тут... это был самый настоящий акт бессмысленной жестокости, абсолютного зверства. Нападавшие, возникало такое чувство, не взяли ничего - лишь порушили все, что могли порушить, и убили всех, кого могли убить, не делая разницы между мужчинами, женщинами, домашним скотом и даже детьми.
- Бойня, - коротко, рвано выдохнул Зун, остановившись на месте, словно запнувшись. У его ног лежал окровавленное тело ребенка, маленького мальчика, чьи остекленевшие глаза смотрели неподвижно в небо. При желании, дракон мог даже восстановить в уме картину произошедшего - вот сгоревший сруб, из которого выбежало застигнутое врасплох семейство, вот отец, что умер почти на пороге, намертво сцепившись с захватчиками, давая шанс жене и отпрыску ускользнуть. Вот мать, которая запнулась и упала, получив стрелу под лопатку - и ее сын, что убежал дальше лишь на пару шагов... теперь лишь маленькое, окровавленное тельце на грязном от крови и пепла снегу.
Зундаемиирандуск опустился на корточки, закрывая глаза мертвому малышу.
- Даже детенышей не пощадили, - задумчиво произнес пустынный кочевник, и солнце словно бы в согласии сверкнуло отблеском на серебряном наконечнике копья, на которое тот опирался, как на простой дорожный посох.

+3

3

Было раннее утро, над снежной пустошью до сих пор в вальсе кружились снежинки, плавно садясь на опущенные ресницы. Анабель уже второй день жила в небольшом поселении близ крупного города под названием Даркхолд. Не смотря, на лютый холод, который обрушивал всю свою злость в это время года, жители были весьма добры и гостеприимны, а одна семья даже приютила незнакомку на несколько дней. И все это так просто, без лишних расспросов и подозрений. Люди просто были рады видеть новое лицо, ведь по их словам в такую глушь гости забредают отнюдь не часто.

Поднимать голову и лицезреть картину, что предстанет перед ней, совсем не хотелось. За те сорок с хвостиком часов девушка пропиталась взаимной симпатией к этим славным созданием, а плачь женщины, ее путающиеся слова, что насквозь пропитаны горечью и болью, резали слух. Белла даже отчасти сочувствовала ей, боясь краем глаза заметить склонившуюся перед телом мужа жительницу поселения, зарываясь коленями в красный снег.

Дома пусть уже почти не горели, как несколько часов назад, но дым до сих пор поднимался над пепелищем все выше и выше. «Иногда и победа не приносит счастья» — вспомнила вампир строки из какой-то рукописи, поднимая взгляд на голову одного из варваров, напавших на деревню. Она сидела на поваленном дереве, которому уже наверно была не одна сотня лет. Сколько зим он пережил? Какие морозы? Сколько детишек выросло, лазя по толстым ветвям? И вот теперь у самых корней сидит она, гостья из Эстара, любуясь отрубленной головой, что заботлива была наколота на длинную заостренную палку и воткнута в землю. С приоткрытого рта вытекала кровь и падала на землю, мелкими брызгами покрывая сапог девушки. Это зрелище ее позабавило, напоминая о блеклых искорках триумфа, которые все-таки присутствовали даже в такой ситуации.

Слегка забывшись, девушка вскинула голову, пытаясь вдохнуть чистый горный воздух, но в результате лишь закашлялась от, принесенного в ее сторону ветра, дыма. Когда облако пролетело мимо, а потоки воздуха сменили направление, Анабель кинула взгляд к столпившимся мужчинам выше по стволу дерева. «Остатки роскоши» — девушка грустно улыбнулась, вспомнив, что всего пару часов назад боеспособных юношей и мужей было многим больше, а пять человек стоящих в нескольких метрах, казались жалкой стайкой едва живых петухов. 

Ее ранения были не столь серьезны. Лишь бесчисленное количество ссадин по всему телу, что отдавали противной ноющей болью при каждом движении. Анабель вновь потупила взгляд, принявшись вытирать краем порванной и залитой чужой и своей кровью рубашки топор.

Раньше не было ни времени, ни земли, ни пыли, ничего – забыли все, — принялась напевать она, стеклянным взглядом уставившись на лезвие оружия и не замечая, что лишь рисует на нем грязные узоры. — Было небылью, да стало былью, река остыла и вода застыла – ничто.

+1

4

Змей думал, что никто не выжил после набега - о, но как же рад был в этот раз он ошибиться!
Бредя сквозь пепелище, созерцая зрелище разрухи и смерти кругом себя, он ощущал лишь горечь скорби пополам с гневом. Опасный коктейль эмоций, особенно для дракона, чье пламя так и клокотало в глотке после увиденного, моля, что бы он излил его на головы убийц женщин и детей. Зундаемиирандуск, пожалуй, так и поступил бы, - обернувшись золотым чудищем из легенд, зверь мог даровать последние почести мертвецам с огненным погребением, стирая с лица земли то место, что когда-то было пограничной деревушкой, а после... А после вышел бы на охоту, давая волю своей ярости.
Но слава богам, вместо очередной группы мертвых тел на грязном снегу, на противоположной окраине Зуна встретили испуганные и чумазые, но живые лица. Оставшиеся в живых мужчины, что еще способны были держать в руках оружие, тихо плачущие женщины и молчаливые, бледные от испуга дети. Появление чужака, безусловно, испугала их еще больше - израненные и окровавленные, но полные решимости защитники стиснули крепче рукояти мечей, жены и девы затихли, а детеныши попрятались за их юбками. Воцарилась мрачная, тяжелая тишина, нарушаемая лишь потрескиванием догорающего среди обломков огня, да далеким завыванием ветра.
Так и не дойдя до выживших, что сбились в тесную кучу у поваленного дерева, готовые защищаться от новой напасти,  Зундаемиирандуск остановился. Оставаясь на почтительном расстоянии, он медленно показал им пустую, раскрытую ладонь, поднимая ту на уровень груди:
- Мир вам, дети холодной земли. Сын песков пришел с миром, разделить скорбь по погибшим и предложить помощь выжившим, - медленно, отчетливо проговорил каждое слово дракон, опасаясь быть неверно понятым. А такой риск существовал - манера речи змея разительно отличалась от общепринятой, но поделать он с этим ничего не мог, привыкнув так говорить еще с младых когтей.
Он обвел взглядом всех тех немногих людей, что пережили резню, задерживаясь полным огня взглядом на каждом чумазом и усталом лице, всматриваясь и изучая. Многие вздрагивали, отворачивались прочь, а дети даже вновь начали плакать - но Зун мало обращал на это внимания, найдя все же то, что искал.
- Ты, - указал он пальцем на сидевшую на поваленном стволе, напевающую что-то женщину... девушку? Почти девочку на вид, но пустынного кочевника так просто не проведешь - эта дарующая жизнь определенно знала, как сражаться. Да и топор в ее хрупких руках отнюдь игрушкой не был. - Главная? Говори с Зуном от лица тех, кто с тобой, расскажи Зуну все, что знаешь. Кто напал? Куда они ушли? Кому здесь нужна помощь?
Сказитель сделал шаг вперед, в ответ на лязганье обнажаемых испуганными людьми клинков выставив перед собой в предостерегающем жесте руку. Он воткнул в землю свое сверкающее серебром копье, что отозвалось легким, вибрирующим звоном,  и отошел чуть в сторону, показывая, что безоружен.
- Видишь? Помощь. Зундаемиирандуск хочет помочь.

+2

5

Слова песни, что с незапамятных времен хранились в закоулках памяти вампира, заканчивались и девушка шептала себе под нос одно и то же, раз за разом, напоминая тем самым сумасшедшую. Но, не смотря на все, это помогало ей сосредоточиться и вспомнить, что сострадание ей чуждо, а банальная доброта давно сгорела в синем пламени эгоизма. Во всяком случае, Анабель так хотела думать. Так было намного легче жить.

***

Словно через кривое зеркало Сай видела причину своего пребывание в холодных краях Гриндерина. А все началось чуть больше недели назад, когда девушка, оседлав коня, двинулась к Ниладе, в гости к своему давнему знакомому. Она знала, что у него уже много лет, как семья и, возможно, даже дети, а про нее мужчина уже много лун, как забыл, но все же… По неведомым, даже самой Анабель, причинам вампиру очень захотелось повидаться с товарищем, узнать, как живет, все ли хорошо. Желание терзало ее несколько дней, пока девушка не сдалась, закинув в сумку все, что нужно для далекой дороги.

Шаг за шагом. Ранним утром города Нилады были безлюдны, спросить дорогу было не у кого. Только спустя пару часов брожения вокруг да около, Анабель нашла миленький на вид домик, который принадлежал Рику Доунстроуну, ее товарищу. Но что-то определенно было не так, и только спустя пару минут девушка поняла, что именно.  Дверь была немного приоткрыта. Борясь с неутешительными догадками, Сай шагнула в неизвестность. Уже с первых секунд девушка заметила труп женщины лет тридцати, а дальше и самого Рика, лежащего посреди кухни. Горло мужчины было перерезано, по деревянному полу разливалась багровая жидкость. Словно на автомате, вампир поднялась по скрипучей лестнице и застыла, увидев силуэт, склонившийся над телом, телом ребенка. «Разыскивается!» — вмиг всплыло объявление в памяти Анабель, что говорило о жестокости маньяка, избирающего в жертвы детей и убивающего их самыми изощренными способами. На этот раз жертвой стала семья Доунстроун, а родители были просто убраны, как ненужные свидетели.

Сай сжала кулаки, безуспешно борясь с желанием прямо сейчас бездумно наброситься на убийцу и отомстить за смерть Рика. Привычный эгоизм отступил на второе место. За мгновение до того, как девушка сделала рывок, маньяк обернулся, но лишь на секунду и, разбивая оконную раму в щепки, вылетел наружу. Анабель кинулась к окну, но убийцы там уже не было. Ярость переполняла вампира, глаза налились кровью, окрашивая радужку в алые тона. Понимая, что она уже не догонит незнакомца, девушка обернулась, кидая взгляд на место, где лежал ребенок. И, о боги, он был жив, маньяк не успел закончить начатое. Мальчик же, увидев пылающие глаза, испугался и пронзительно, что есть силы, завопил. Анабель не сомневалась, он перебудит всех в считанные мгновения, а объявления о маньяке, что разгуливает по Эстару, сыграет с ней злую шутку.

Так все и случилось. Не успела Сай выскочить из дома, как возле двери уже было несколько человек с подручными бытовыми вещами, которые можно было использовать, как оружие. Кроваво-красные глаза не оставляли сомнений. Причина криков о помощи — Анабель. Только благодаря опыту прожитых лет, вампиру удалось скрыться из виду. Но она знала, что так просто это не обойдется. Не прошло пары дней, как ее описание появилось на всех объявлениях с текстом «Разыскивается серийный детоубийца!».

***

Анабель была зла. Зла на себя, на обстоятельства, на случайности и совпадения. Неужто высшие силы посылают ей испытания, дабы в очередной раз проверить на прочность? Или же просто намекают на то, что ее бренная жизнь подходит к концу? «Да» или «Нет» — значения не имеет, ведь она уже здесь. Здесь чтобы мстить. «За себя!» — говорит она сама себе. «За всех падших!» — безуспешно твердят ей неизменную истину капли сознания, отданные всем позитивным качествам.

Снег скрепит от медленных шагов откуда-то издалека. Даже не поднимая головы, Анабель уже знает, что у них гость, но не чувствует враждебности. Девушка спокойно любуется узорами на лезвии, выведенными кровью, что смешана с талым снегом.

— Мир вам, дети холодной земли. Сын песков пришел с миром, разделить скорбь по погибшим и предложить помощь выжившим.

«Странная манера речи, здесь говорят  иначе, в Эстаре тоже. Канмей или Эладармия? Пески? Канмей! Иностранец, не интересно» — мысли Анабель сходились к тому, что странник не достоин ее внимания. А вот люди, что остались в живых после стычки с варварами, были настояны враждебно. Что ж, она не будет вмешиваться, если они убьют его в порывах страха и вызванной им агрессии.

— Ты, — он указал пальцем на девушку, чему та немного удивилась, но даже глаз не подняла. 

— Главная? Говори с Зуном от лица тех, кто с тобой, расскажи Зуну все, что знаешь. Кто напал? Куда они ушли? Кому здесь нужна помощь? — Сай лишь улыбнулась, продолжая увлеченно рисовать на лезвии. Лязг оружия и внезапно все замолкло. Люди были удивленны шоу, что устроил незнакомец, показывая, что не причинит зла.

— Видишь? Помощь. Зундаемиирандуск хочет помочь. — Анабель замерла, наслаждаясь наступившей тишиной, но не на долго. Девушка резко вскинула голову, так, что промокшие волосы хлестко ударили ее по лицу. Во взгляде проглядывалось безумие, а нахальная улыбка была тому подтверждением. Одним движением Сай замахнулась и со всех имеющейся силой вогнала лезвие топора в ствол дерева, параллельно вставая, дабы поравняться с гостем.

— Зундаемиирандуск, значит, — она подошла неприлично близко, вглядываясь в лицо, и особенно в глаза странника, пытаясь уловить и запомнить все черты. Она выжидала, ждала его реакции, ведь многих пугало ее поведение. Но девушка чувствовала, он не из трусов. По сравнению с золотоглазым парнем, она казалась особенно маленькой и хрупкой. — Тебе нужен главный? Пойди, поищи, небось успеешь, пока снега не поглотили его тело. Все глупые вопросы можешь задать там, толку меньше не будет, а если тебе действительно нужны ответы, то посоветую просто осмотреться и подумать. Отвечу лишь на первый вопрос, «варвары».

Выдержав паузу, девушка вернулась на свое место, выдергивая из древесины топор и проводя тонкими пальцами по лезвию и легко разрезая кожу. По холодной стали потекли теплые струйки крови, но Белла лишь мягко улыбалась, вновь опустив взгляд.

+1

6

Стоило ли говорить, что ответ Зундаемиирандуску не понравился?  И дело было даже не в том, как он был ему подан - хотя вызывающая наглость в тихом голосе, и то, как близко, словно демонстрируя все свое пренебрежение, подошла  к нему девушка, не могли не разозлить дракона. Нет, куда как больше его беспокойный ум занимала суть ее ответа, известие о том, что весь этот хаос - дело рук одичалых варваров.
Неужели племенам снега и льда совершенно неведомы честь и благородство, неужели зря был проделан этот долгий путь? Ведь Зун так надеялся обрести если не родственную душу среди диких племен, то хотя бы понаблюдать за их жизнью со стороны, найти и отыскать частичку чего-то, что напомнило бы о доме. Но, видимо, кроме ледяного холода, в котором существовали местные дикари, их от людей родной земли Зуна отличали еще и понятия о морали. Дракону было немыслимо даже представить себе оправдание убийству беззащитной женщины, или же убийству беззащитного детеныша. Детеныша!
Рычание само собой просилось наружу из груди, а пальцы крепко сжались в кулаки, впиваясь ногтями в мякоть ладони почти до крови. Золото глаз Зундаемиирандуска полыхало, переливалось расплавленным металлом и яростным жаром солнца, отражая беспокойство, в которым пребывал разум дракона. Он был готов еще чуть-чуть, и сбросить мешающиеся оковы слабой и уязвимой человечьей плоти, взвиться в небо огненной смертью, в гневе обращая свой взор в сторону гор, где скрывали захватчики. Нет, не захватчики - убийцы! Убийцы беззащитных, грязные мародеры, что напали не ради добычи или земли, но ради бессмысленного разрушения! Все естество змея твердило, что покарать их за это будет правильно и необходимо, что нет смысла сдерживать свой огонь, что надо дать волю эмоциям, дать пламени говорить за себя...
Но он сдержался, закрывая глаза и глубоко, шумно вздыхая, втягивая в себя морозный, скрашенный запахом крови и гари воздух. Зундаемиирандуск, не смотря на весь свой взрывной в прямом смысле слова характер, дал когда-то давно обещание, что всегда будет сначала обдумывать свои поступки - а уж после, убедившись в правильности решения, претворять их в жизнь. Не всегда ему удавалось придерживаться этого обещания, но, все же, пусть праведный гнев все еще кипел в груди змея, он смирил свою ярость.
Ровно как Зун обуздал внутренний огонь, так же он и утихомирил, утешил пламя снаружи. Пустынник, не открывая глаз, воздел руки над головой - и медленно опустил их, словно успокаивая дикого зверя. Чем ниже опускались ладони дракона, тем слабее и тише становился огонь в округе, опадая, истаивая словно утренний туман. Лишь все еще курящийся над стремительно остывающими угольями пожарища дым говорил о том, как все полыхало вокруг буквально несколько мгновений назад.
Тяжело было вот так вот усмирять родную стихию, ибо пламя, подобно норовистому жеребцу, всегда противилось аркану, желая гореть и разрастаться, а не умирать, затухая. Каждый пламенный очаг, каждая тлеющая головешка в округе предстали перед мысленным взором дракона, и тот в великой скорби тянулся к ним своей силой - ведь гасить огонь всегда было горько и грустно, словно он собственной волей, не много, ни мало, замедлял биение сердца лучшего друга. Но так было лучше для всех.
На лицах выживших, что с недоверием наблюдали за действиями чужака, держа наготове оружие, все яснее начало читаться изумление. Воистину, пожары сами собой так просто ведь не тушатся - и пусть группа и находилась в стороне от тех участков, что полыхали особенно яростно, но смотреть беспомощно за тем, как горит твой собственный дом... Подобное зрелище не могло не вселять еще большую скорбь в сердца людей, что только что потеряли все. Не было свободных рук, что бы тушить горящее поселение, да и к чему это, когда куда важнее хотя бы раны умирающим суметь перевязать. А теперь у селян появилась какая-никакая, но возможность спасти хоть что-то из пожитков - о чем явно догадались, засуетившись, наиболее быстро соображающие личности.
- Помощь, - вновь уронил дракон, пряча руки в рукава своего широкополого одеяния, и не мигая глядя на людей перед собой. - Нет магии, дабы исцелить раны... Но есть травы и чистые повязки. На всех не хватит, но перевязать несколько тяжело раненных - можно.

Отредактировано Zundaemiirandusk (2017-09-18 03:18:14)

+1

7

И догадка о том, что перед ней стоит отнюдь не трус подтвердилась, ибо ее поведение вызвало не страх, а напротив — гнев, даже, можно сказать, ярость. А, может, и не ее поведение было причиной? Догадки крутились на кончике языка с бешеной скоростью, но этого было не достаточно. Нужно было знать точно, вырвать ответ, если это будет необходимо. Происходящее начинало помалу-помалу увлекать Анабель в пучину вопросов и ответов, которые еще только предстоит найти. Но, на это не было времени, к сожалению. Девушка, едва заметно прикусив нижнюю губу, помрачнела, обводя взглядом пепелище и особое внимание уделяя гостью. Она понимала, что он далеко не так прост, как кажется. К тому же, выглядит он тоже необычно. Такие загадки были ей по вкусу.

Но Белла, собрав остатки здравого ума, убедила себя, что оставаться больше нельзя. Каждая секунда отдаляет ее от цели все дальше, и дальше. Шаг вперед и два назад. Так не может больше продолжаться, к тому же она планировала уйти еще этим утром, но нежданное нападение застало врасплох.

— Помощь, — более-менее успокоившись и придя в себя, повторил Зун, рассматривая людей. — Нет магии, дабы исцелить раны... Но есть травы и чистые повязки. На всех не хватит, но перевязать несколько тяжело раненных — можно.

Анабель посидев еще немного и выслушав речь незнакомства, встала с дерева.

— Помощь, — эхом откликнулась она, вновь нахально улыбнувшись, едва заметный фальшь в этой эмоции мог увидеть только тот, кто повидал многое. — Помогайте кому хотите, а мне пора. Счастливо оставаться!

Девушка быстрым шагом двинулась в сторону, откуда пришла ее «загадка» и, проходя мимо Зундаемиирандуска, замедлилась.

— Всю нужную информацию узнаешь сам, если захочешь, конечно, — прошептала она мягко, без доли насмешки, что бывало крайне редко. Никто из стоящих у нее за спиной не мог заметить этого краткого монолога, ведь слова были сказаны на ходу. — Вряд ли мы еще когда-нибудь увидимся, сын песков, но это  к лучшему. Удачи, она тебе понадобится.

Белла едва заметно улыбнулась, сверкнув глазами с нечитаемыми огоньками в глазах. Ее путь лежал через горы и снега, к столице Гриндерина. Ее ждала загадка, интересная и со хорошим финалом, как она надеялась.  В конце концов мы все хотим счастливого окончания своей сказки и каждый знает, что финалом будет лишь смерть и ничего более. Остается лишь надеется на искорки счастья в конце каждой главы.

0

8

Безумная? Идиотка? Самонадеянный ребенок? Зундаемиирандуск затруднялся описать, подобрать нужные слова, что характеризовали зачинщицу той сцены, в которой он невольно принял участие. Она разве не понимала, что даже обладая силой воина - странноватое для девочки ее комплекции качество, -  то одна среди снегов все равно не выживет? Можно быть сотню раз умелым охотником, но вот так вот неосмотрительно отрываться от группы и бросаться в путь, не удосужившись даже кровь с лица утереть... О, на местности, где недавно произошла бурная и кровавая стычка с весьма многочисленным врагом, это было более чем рискованной затеей даже для самого умелого одиночки. Если ты, конечно, обычный человек и не обладаешь никакой могущественной магией.
Зун себя к людям не причислял, а потому мог позволить себе отнестись к возможной угрозе относительно легкомысленно. Но эта безумная, в отличие от него, не могла в опасную минуту расправить сияющие золотом крылья, скрывая солнце от наполненных ужасом глаз своих противников. Возможно, она тоже была нечеловеком, скрывала свою суть? Или, того интереснее, являлась могучей колдуньей, что по прихоти, свойственной этому народцу, навеки скрыла свое истинное лицо за вечно юным, невинным обликом? Кто мог теперь сказать наверняка, но то, что многие человечьи маги являлись более чем странными личностями, дракон мог утверждать с гарантией.
Мысли о странной может-быть-колдунье с топором довольно быстро улетучились из головы Зуна, ибо тому, призвав на помощь все свое терпение и лидерские качества, пришлось заниматься выжившими в резне местными жителями. Он не мог спасти всех, это очевидно - не знающий тонкостей лекарского дела змей мог только беспомощно наблюдать, как ускользают прочь жизни тех, кто оказался ранен слишком тяжело. Ему пришлось иметь дело с паникой, подозрениями и даже истерикой, но в итоге пустыннику удалось убедить выживших не задерживаться на пепелище, которым стал их дом. Грустная и удручающе малочисленная процессия покинула разоренную заставу буквально на следующий день - и если люди и понимали, что за ними кто-то наблюдал, то не ведали о тени дракона, что скользил над ними в недосягаемой выси, храня от бед.
Спустя седьмицу, золотоглазый чужак объявился вновь - уже среди стен Алардана, столицы Гриндерина и истинной жемчужины цивилизации, что покоилась у подножия гор. Чужак был хмур, малообщителен, и зыркал на любопытных зевак так, что у тех от страха едва ли ноги не отнимались - до того жутким был его взгляд. Зун не искал новых историй, не искал новых лиц - он искал лишь пряного вина, очень много вина. И горячую постель с не менее горячей женщиной, дабы забыться в радостях плоти.
Недаром с севера поползли слухи о чудовищном бедствии, что постигло племена одичалых варваров! Народ ухмылялся со злорадством, смакуя в разговорах подробности того, как пало огненное проклятие на головы вонючих дикарей, перепортивших немало крови законопослушным гражданам Гриндерина. Что находили, дескать, стоянки, где не осталось ничего и никого - только спекшаяся от чудовищного жара земля да невесомый пепел, который разносил своим дуновением морозный ветер. Люди опасливо дивились той диковинной силе, что ураганом прошлась по предгорьям близ Даркхолда, передавая друг другу слухи о разгневанном духе природы, которого пробудили бессмысленным кровопролитием варварские племена. А то и о самом посланнике богов заговаривали, было дело! Кто-то, правда, фыркал, и говорил, что произошедшее больше похоже на дело рук залетного мага... и стоит опасаться этой таинственной фигуры! Ибо сначала одичалые, а потом кто? Простой люд сжигать примется?
Еще же более боязливо шептались о пришествии настоящего, вот прям всамделишного демона - ну а словам тех недотеп, с пеной у рта утверждавших, что видели в горах дракона, похожего на живую реку из золота, не верил уже вообще никто. Только смеялись, дескать, вот же ж фантазия у народа, а? Драконов-то никаких давно нет уже, повымерли поди все.

0

9

Дорога до столицы заняла несколько дней. Холод, вьюга и ветер в лицо — и это даже не все трудности, что настигли ее в пути. Не будь девушка почти бессмертной нежитью, то второй день шествия, не пережила бы, а, не попадись ей путник, что бездумно шагал ей на встречу, до Алардана она бы не дошла. Конечности сводило от холода, когда, оставшуюся после трапезы кровь своей жертвы, Анабель пыталась слить во флягу. Все ради цели, она должна дойти любой ценой, чтобы не случилось. Жаль, что коня уже неделю не было рядом. Он пал жертвой холода еще до прихода девушки в селение, что ныне представляло собой лишь пепелище. В общем-то, это и стало причиной ее столь длительной остановки.

Ноги уже едва ли не отказывались подчиняться, когда до города оставались считанные мили. Она дойдет, иначе быть не могло. Спустя пару часов Анабель поспешно зашла в первый трактир города, что встретился ей на пути, и завалилась за свободный столик в углу заведения, не дойдя до барной стойки, которая, к слову, чаще всего и становилась ее «прибежищем». Народу было не много, а если отталкиваться от того, что зал был довольно просторным, то полтора десятка, которых успела насчитать вампир, были жалкой кучкой. Девушка разместилась вдали от слепящих глаза факелов и пьяных Гриндеринцев, она хотела лишь отдохнуть, лишние проблемы были ни к чему. Ну, во всяком случае, сейчас.

Спустя минут двадцать, на столе появилась чашка горячего чая, который Белла аккуратно, дабы не обжечься, стала пить. Немного согревшись, вампир по своему обыкновению прислушивалась к пьяным разговорам. Вдруг, что полезное про свое дело услышит, мало ли? Но люди обсуждали не маньяка детоубийцу, что уже около недели орудовал в Гриндерине и, наверное, уже натворил дел и в столице. По вкусу им пришлось происшествие близ Даркхолда.  Наверное, никто из них не думал, что целое племя варваров уничтожили чуть больше десятка их соотечественников, а также таинственная странница, пришедшая на холодные земли с Эстара и лишь отблагодарившая тех, кто ее приютил. Им же по душе были сказки про духов, могущественных магов, демонов или сил, что сошли с небес, дабы помочь обычным людям. Кто-то оговорился про слухи, что на тех землях видели дракона, чем вызвал лишь волну басистого смеха со стороны остальных.  Мол, драконов перебили-то много лет назад, откуда ему взяться?

Посидев еще с полчаса и послушав однообразные сплетни, Анабель решила все-таки отдохнуть, сняв в трактире комнату. На убогую кровать была небрежно кинута сумка с разнообразными вещами, что могли понадобиться в пути, в том числе и некоторая одежда. Стащив с себя грязное «тряпье» и воспользовавшись корытом, в которое была налита относительно чистая, но холодная вода, девушка принялась переодеваться. «Гардероб» своим разнообразием однозначно не блистал, но это было и не нужно. На тоненькую белую сорочку Билл натянула что-то подобное корсету, затянув боковые веревки насколько это было возможно, следом были надеты брюки, что также держались на месте при помощи двух веревок, что стягивали ткань на ногах. На поясе нижний предмет одежды держался за счет довольно толстого ремня с узорами на пряжке. В этой одежде, что плотно прилегала к телу, Анабель казалась особенно маленькой и хрупкой, но эта «компактность» была только на руку. Поверх вышеуказанного комплекта, вампир надела черно-красное платье в пол с капюшоном. Непослушные, смолянисто черные волосы, что к этому моменту уже доставали до плеч, были связаны в низкий хвост полосой ткани. Под, в меру пышной, юбкой, на поясе помещался топор, при этом оставаясь незамеченным для глаз окружающих.

В комнате Анабель сидела уже несколько часов, успев за это время выспаться и полностью осушить флягу с кровью. Но, вспомнив, зачем она сюда пришла, вампир поспешно спустилась по лестнице уже без лишних вещей, и кинулась к двери. Был вечер, о чем свидетельствовало изобилие посетителей заведения.  Открыв тяжелую дверь, Беллу обдало обжигающей волной холода. На город опустились сумерки, но не только они. Погода решила в очередной раз «побаловать» жителей Гриндерина сильным ветром и снегом. В начале, Анабель решила не высовываться, так как даже самый бесстрашный и безумный убийца бы спрятался, как и все остальные жители города, но с другой стороны это был отличный шанс побродить по городу, не привлекая лишнего внимания. Ну как этим не воспользоваться? Вдохнув побольше воздуха, будто бы прощаясь с теплом трактира, девушка шагнула наружу, не надеясь встретить на улице кого-то настолько же сумасшедшего, как и она сама.

Кое-что из одежды
Я охарактеризовала это, как подобие корсета..

http://sg.uploads.ru/t/eqDKW.jpg

Платье

http://s4.uploads.ru/t/Zflho.jpg

Отредактировано Anabel Say (2017-09-23 20:07:35)

+1


Вы здесь » FRPG Rivelein » Флэшфорвард » Немного о случайностях